Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 17 века - ПЛУТОВСКОЙ РОМАН - КЕВЕДО, ГЕВАРА

ПЛУТОВСКОЙ РОМАН - КЕВЕДО, ГЕВАРА
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Значительное развитие в испанской литературе XVII в. получил крупнейший прозаический жанр — роман, наиболее распространенной формой которого явился роман плутовской (пикарескный), имеющий свои устойчивые черты. В центре его — пикаро (бездельник, плут). Роман имеет линейную структуру (эпизоды нанизываются друг на друга) и строится по биографическому принципу (чаще всего пикаро сам повествует о своей судьбе). Этот жанр сложился в литературе эпохи Возрождения. Первым его образцом был знаменитый «Ласарильо с Тормеса» (1554). На рубеже XVI и XVII вв. появился «Гусман де Альфараче» М. Алемана (первая часть вышла в свет в 1599, вторая— в 1604 г.), в значительной степени подготовивший роман эпохи барокко. Расцвет жанра был связан с особыми условиями испанской действительности — распадом патриархальных отношений, обнищанием как крестьян, так и значительной части идальго, появлением большого количества бродяг и деклассированных элементов, процветанием во всех сферах общества обмана и надувательства.

Классический образец барочного плутовского романа возник под пером Кеведо. Однако романом не исчерпывается прозаическое наследие этого писателя. Самые ранние из дошедших до нас прозаических сочинений Кеведо— памфлеты «Генеалогия обалдуев» (1597) и «Происхождение и определение дури» (1598), пародийные «Указы» и «Уложения», язвительно высмеивавшие правительственные указы. На протяжении многих лет писатель работал над циклом «Сновидения» (издан в 1627 г.), состоящим из отдельных новелл-памфлетов в форме «видений», которую Кеведо позаимствовал из средневековой религиозной литературы.

Использование символики, аллегории позволило автору придать нарисованной им сатирической картине испанской действительности чудовищную фантасмагоричность. В 1631 г. это произведение было запрещено инквизицией.

Но ярче всего критическая направленность творчества Кеведо, его язвительный, мрачный юмор, его желчный, подвергающий все сомнению ум раскрылись в знаменитом романе/«История жизни пройдохи по имени дон Паблос» (напвдан в 1603—1604, опубликован в 1626 г.). Дон Паблос соединил в себе черты своих предшественников — Ласаро и Гусмана, плута «поневоле» и плута «по призванию». С детских лет он видит только плутовство, и под влиянием обстоятельств постепенно меняется его характер. Паблос начинает находить особый вкус в жизни Пикаро: «Пословица говорит, и говорит правильно: с волками жить — по-волчьи выть. Глубоко вдумавшись в нее, я пришел к решению быть плутом с плутами, и еще большим, если смогу, чем все остальные» (перевод К. Державина). Приключения и плутни, одни невероятнее других, следуют друг за другом, пока герою не наскучил Старый Свет и он не вознамерился уехать в Америку в поисках счастья.

Роман Кеведо — первый испанский плутовской роман с «открытой» композицией. Он обрывается многоточием. Тем самым автор подчеркивает, что эпизоды могут нанизываться бесконечно, но «никогда не исправит своей участи тот, кто меняет место и не меняет образа жизни и своих привычек». Писатель не верит в возможность нравственного перерождения героя, изменения действительности. Роман поражает безысходностью, беспощадностью оценок. Это одно из самых мрачных (при всем его веселье и остроумии) произведений в мировой литературе.

Кеведо создает отвратительный мир, населенный деформированными существами, напоминающий полотна Босха или «Капричос» Гойи. Его метод можно определить как своеобразный гротесковый реализм.

Главную причину того, что человек дурен и уродлив, писатель видит в уродливости окружающей действительности. Важнейшая мысль, пронизывающая книгу,— мысль о несоответствии видимости и реальности, о фальшивости всей жизни, подобно тому как фальшив блеск дворянина дона Торибио Родригеса Вальехо Гомеса де Ампуэро-и-Хордана. Его пышное имя прикрывает духовную пустоту, так же как изящный плащ и кружевной воротник — голое тело нищего идальго. Этот образ становится символом всей Испании, прогнившей изнутри и прикрывающейся внешним лоском.