Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 17 века - Немецкая литература, Опиц, Флеминг, Логау, Грифиус

Поэзия {Опиц, Флеминг, Логау, Грифиус}
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Тема осуждения войны звучит в поэмах Опица «Златна» (1623) и «Похвала богу войны» (1628). В первой из них поэт, находившийся в Трансильвании (нынешняя Румыния), рисует прекрасные и мирные ландшафты, противопоставляя их тому, что переживает его родина. Горячий патриот, Опиц не может долго быть вдали от нее, сердце его принадлежит растерзанной земле Германии. Горькая ирония заключена в названии поэмы — «Похвала богу войны». В ней Опиц достигает большой философской глубины и политической силы, обобщая свои наблюдения над бурной и противоречивой эпохой и отчасти предваряя мысли Т. Гоббса о роли насилия в развитии цивилизации.

Опиц вошел в историю литературы как основоположник новой, классической немецкой поэзии. Однако его эстетические принципы не позволяли в полной мере передать абсурдность, чудовищную противоестественность немецкой действительности. Это смогли сделать поэты барокко. «Ученый классицизм» Опица не получил широкого развития, и уже в творчестве его учеников, поэтов Первой силезской школы — Флеминга и Логау, явственно ощутимо влияние барочной поэтики.

Пауль Флеминг (1609—1640)— один из самых одаренных поэтов немецкого барокко. При жизни он публиковал стихи только на латыни, его произведения на немецком языке были напечатаны посмертно. Флеминг предстает перед нами как подлинный поэт трагической и противоречивой эпохи. Его поэзия поражает подчас невероятным буйством красок, языческой щедростью и неистовостью.

В латинских стихотворениях Флеминга преодолеваются каноны петраркизма, славится живая и могучая земная страсть. Превыше всего в человеке Флеминг ценит безудержную жажду жизни. Но в самом упоении жизнью, ее радостями чувствуется щемящая, тревожная нота: это своеобразный пир во время чумы, «смертной бездны на краю». Время властно вторгается в сверкающий мир, созданный воображением поэта.

Патриотические стихи Флеминга посвящены горестной судьбе родины в годы войны. Поэт утверждает ответственность человека перед собой и своим временем: «Подчас о времени мы рассуждаем с вами. // Но время это — мы! Никто иной. Мы сами!» Стихи Флеминга поражают философской глубиной, мощью и лапидарностью слова. В них также заключена стоическая мудрость: главная этическая задача человека, по мнению поэта, заключается в верности своему «я», в цельности человеческой натуры, в понимании того, что «счастье и несчастье // Лежат в тебе самом...» (сонет «К самому себе»).

В 1633—1637 гг. Флеминг по приглашению своего друга Адама Олеария принимает участие в путешествии голштинского дипломатического и торгового посольства в Россию и Персию. России посвящены три сонета Флеминга, переведенные в свое время А. П. Сумароковым. Поэт восхищен красотой златоглавой Москвы. Помня о бедах, терзающих родину, он желает России мира и благоденствия («Великому городу Москве, в день расставания»). Под пером Флеминга обретает (едва ли не впервые в литературе) живое и полнокровное звучание тема интернационализма. Чужая земля для него — не чужбина: «...Голштинии сыны, мы здесь — не на чужбине: // Незыблем наш союз и до скончанья лет!» Незаурядный сатирический талант поэта наиболее полно проявился в его стихотворениях «Похвальба пехотинца» и «Похвальба кавалериста», обличающих войну.

Как выдающийся поэт-сатирик прославился Фридрих фон Логау (1604—1655).

Из поэтов школы Опица он, пожалуй, наиболее близок своему учителю, но, в отличие от него, не стремится быть красноречивым утешителем. Он бросает в лицо своим соотечественникам горькие и гневные истины.

В 1638 г. Логау издал «Двести рифмованных немецких изречений», а в 1654 г.— свое главное произведение - «Три тысячи немецких эпиграмм». Основной жанр Логау — краткое изречение, эпиграмма, часто приобретающая характер лирической или философской миниатюры. Но стихия Логау — именно сатира (по своей обличительной силе он не знает равных в немецкой поэзии XVII в.). Поэт ядовито высмеивает продажность, лицемерие, алчность власть имущих, ввергнувших страну в пучину бедствий, нравственную опустошенность приспособленцев, равнодушных к горю родины, религиозную нетерпимость. Свой век он оценивает трезво и беспощадно: «Звучат в иной германской саге // Напевы дедовской отваги. // Но что к тебе, мой дальний внук, // Дойдет из бездны наших мук? // Вопль исступленья, посвист плети — // Вот песни нашего столетья». Главное оружие поэта — горькая ирония, часто достигающая силы гневного сарказма: «Наш славный век — венец времен — // Своей стыдливостью силен: // Бежит он, как от прокаженной, // От правды, слишком обнаженной».

В Германии XVII в. сложилась поговорка: силезец — значит поэт. В городах Силезии, если верить шутке современников, было по одному поэту на каждый дом. Силезцами были Опиц, Логау, Ангелус Силезиус, Гофмансвальдау, Лоэнштейн. Силезцем был и Грифиус.