Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 17 века - Немецкая литература, Опиц, Флеминг, Логау, Грифиус

Поэзия {Опиц, Флеминг, Логау, Грифиус}
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Но именно в лирике Грифиус преодолевает идею обреченности, бессмысленности человеческого существования. Смысл жизни — в высоте человеческого духа, в приобщении к вечности своими деяниями: «Что ж, плоть обречена. // Но все равно душа бессмертна и нетленна!..»

После окончания войны в немецкой поэзии барокко усиливаются светски-аристократические тенденции, близкие французской прециозности. Это сказалось прежде всего в творчестве Нюрнбергского кружка поэтов (Харсдёрфер, Биркен) и поэтов Второй силезской школы (Гофмансвальдау, Лоэнштейн). Образцом для них явилась утонченно-аристократическая, исполненная формального блеска поэзия итальянского поэта Марино. Совершенство поэтической техники, приобретающей у них самодовлеющее значение, обилие в их стихах неожиданных метафор, оксюморонов, перифраз, неологизмов, звукоподражаний призвано было поразить читателя.

Крупнейшим представителем прециозного крыла немецкой барочной поэзии был Кристиан Гофман фон Гофмансвальдау (1617—1679), возглавлявший Вторую силезскую школу. Типичная для барокко тема бренности жизни лишается под его пером той высокой трагичности, напряженности, внутренней боли, какая была у Грифиуса. Гофмансвальдау испробовал все жанры поэзии барокко — от эмблемы до надгробной надписи и духовного стихотворения. Но особенно прославился он своей любовной лирикой. Его «Героические письма» — изложенные александрийским стихом (по сто стихов в каждом) послания четырнадцати влюбленных пар (Дидоны и Энея, Элоизы и Абеляра и т. д.) варьируют темы «Героид» Овидия. Стихи Гофмансвальдау исполнены неподдельной страсти, отмечены печатью незаурядного таланта.

Завершает эпоху барокко исключительно яркая и самобытная фигура Иоганна Кристиана Гюнтера (1695—1723). За свою короткую и бесприютную жизнь он успел оставить потомкам поразительный по искренности лирический дневник души. Гюнтер развивает мысль Грифиуса о разграбленных сокровищах души, с горечью пишет о сыновьях, предающих родину, и о родине, предавшей, бросившей своих сыновей («К Отечеству»). В его стихах заключен гневный протест поэта-бунтаря против убогой немецкой действительности. В какой-то мере его поэзия предвещает движение «Бури и натиска». Большое значение имела она для Гёте. Не случайно исследователи считают Гюнтера последним поэтом эпохи барокко и первым поэтом XVIII в.

Интерес к поэзии немецкого барокко возродился в XX в. после пережитой человечеством трагедии первой мировой войны, но в полную силу голоса барочных поэтов зазвучали после второй мировой войны, когда оказались очень нужными их слово утешения и предостережения, их нравственные уроки, их понимание человечности. Огромная заслуга в сохранении этой поэзии принадлежит И. Р. Бехеру, издавшему в 1954 г. антологию «Слезы отечества».