Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 17 века - Немецкая литература, Гриммельскаузен

Гриммельскаузен
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Важнейшее завоевание XVII в. в истории немецкой литературы — освоение жанра романа, создание национальной романной формы. Творчество немецкого прозаика XVII в. Ганса Якоба Кристоффеля Гриммелъсеаузена (1621 или 1622—1676) было вызвано к жизни горькими уроками войны. Если Грифиус — вершина поэзии барокко, то Гриммельсгаузен — вершина прозы немецкого барокко. Его можно с полным правом считать создателем немецкого романа. До середины века роман в Германии был переводным. Широко известными в аристократических кругах становятся галантно-героический и пасторальный романы («Аргенида» Д. Барклая, «Астрея» д'Юрфе). Под их влиянием создается во второй половине века и немецкий прециозный роман. Наиболее характерные его образцы — «Адриатическая Роземунда» Цезена (1645), «Азиатская Баниза» (1689) Циглера, «Арминий и Туснельда» (1689— 1690) Лоэнштейна. Прециозному роману противостоит «низовое», демократическое барокко (Мошерош, Гриммельсгаузен, Рейтер, Шпеер, Беер), для которого в немецкой литературе большое значение имело освоение традиций испанского плутовского романа.

Предшественником Гриммельсгаузена явился немецкий писатель-сатирик Иоганн Михаэль Мошерош (1601— 1669), автор «Диковинных и истинных видений Филандера фон Зиттевальда» (1640—1643), «в коих сущность всего мира и деяния всех людей, облеченные в натуральные их цвета, тщеславие, насилие, лицемерие и глупость, выведены на показ всем и представлены, как в зеркале, для многих зримо».

Эта книга представляла собой своеобразный свод всех пороков и сочетала план аллегорический и реальный. Мошерош во многом опирался на «Сновидения» Кеведо: «Филандер» состоит из отдельных «видений», поэтому едва ли может быть назван романом в собственном смысле слова. Мошерош задумал свою книгу как своеобразную морально-дидактическую энциклопедию. Тем не менее «видения» Филандера достигают большой обличительной силы. В «видении» «Жизнь солдата» писатель показывает жестокие последствия войны, бесчинства ландскнехтов, страдания крестьян, ту страшную немецкую реальность, когда, как гласила пословица, «волки жили в домах, а мужики в лесах». Книга Мошероша впитала в себя также традиции немецкой сатиры XVI в., особенно С. Бранта. Литературная деятельность Мошероша, других немецких сатириков подготовила появление Гриммельсгаузена, творчество которого стало наиболее полным синтезом трагической эпохи Тридцатилетней войны и одновременно целой эпохи литературного развития Германии.

Главное произведение Гриммельсгаузена — роман «Симплициссимус» (1669). На фронтисписе первого издания был помещен загадочный рисунок, изображавший необычное существо с человеческим торсом, огромным выпяченным животом, птичьими крыльями, утиной лапой и копытом, рожками и огромными ослиными ушами. Прямо на голое тело надета перевязь со шпагой. В руках странное существо держит раскрытую книгу с аллегорическими изображениями, у ног его разбросаны театральные маски.

Этот рисунок чем-то напоминает полотна Босха. Что означает это фантасмагорическое существо? Быть может, это аллегория не менее фантасмагорической действительности, где перемешано животное и человеческое, плотское и духовное, реальное и фантастическое? На титульном листе это существо было названо Фениксом, и от его имени говорилось: «Мне по душе добро творить, // Со смехом правду говорить». Таким образом, налицо первая задача романа — сатирическая, обличительная, назидательная. Но не только она главная в романе. Эта книга — о поисках истины, о трудном осмыслении действительности, о судьбе человека в смутное и хаотическое время.

«Симплициссимус» —трагическая книга, исполненная, тем не менее, безудержного веселья, сплав горечи и юмора, ибо народ и в бедствиях не перестает шутить. В ней соединены элементы народно-смеховой культуры и высокая книжная традиция. Этим объясняются особенности языка романа, усложненного, витиеватого, уснащенного библеизмами, галлицизмами и в то же время сочного, насыщенного множеством диалектизмов, хлестких народных словечек и поговорок. Из смешения книжности и просторечия складывается особая сказовая манера повествования, часто отличающаяся ироническим несоответствием предмета описания и высокого тона (и наоборот). Это проявляется уже в самом начале романа в описании крестьянской избы, принадлежавшей «батьке» главного героя: «...оный дворец был расписан глиною и вместо бесплодного шифера... покрыт соломою от благородных злаков... Обои там были самой тонкой на земле ткани, ибо та, кто ее нам изготовила, в древности осмелилась с Минервой самой в прядении состязаться» (перевод А. Морозова).