Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 17 века - Немецкая литература, Гриммельскаузен

Гриммельскаузен
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Он отрекается не от жизни, а от мира, полного несправедливости. Гриммельсгаузен создает первую в литературе робинзонаду. За полстолетия до Робинзона его герой возделывает необитаемый остров и пишет на пальмовых листьях мемуары в назидание человечеству: «Человек должен трудиться, как птица — летать». Мир, устроенный неразумно, не создан для чудаков Симплицис-симусов. Таков горький итог книги.

Очень многое в «Симплициссимусе» напоминает плутовской роман, но это чисто внешнее сходство. В плутовском романе Пикаро не менялся, эпизоды бесконечно нанизывались друг на друга. В «Симплициссимусе» же приключения расширяют видение мира героя, сталкивают его с новыми аспектами бытия. Это не равномерное движение по прямой, а непрерывное восхождение: развитие совершается по спирали (в отличие от линейной фабулы плутовского романа). Кроме того, Симплиций не просто проходит через множество приключений, как Пикаро, но стремится постичь жизнь и переустроить ее.

«Симплициссимус» — первый немецкий роман, в котором показано развитие личности от самого юного возраста до старости, ее становление на фоне эпохи. Поэтому Гриммельсгаузена по праву можно считать родоначальником немецкого «романа воспитания». По широте и многогранности исследователи сопоставляют его роман с «Вильгельмом Мейстером» Гёте. Но «Симплициссимус» и существенно отличается от «романа воспитания» XVIII и последующих веков. Гриммельсгаузена волнует не столько психология героя, сколько внешний мир в столкновениях с ним, воздействие социальных обстоятельств на его развитие.

«Симплициссимус» представляет так называемое «низовое» барокко, его народный, демократический вариант (причем используется и в то же время пародируется поэтика и стилистика литературы «высокого» барокко). Одна из главных художественных особенностей романа — характерное для литературы барокко сочетание метафоричности, условности и чрезвычайной конкретности, предметности изображения. Так, например, перед вступлением Симплиция в мир Гриммельсгаузен дает аллегорическую картину: герой видит во сне дерево, олицетворяющее устройство феодального общества. Так, еще ничего не ведая о мире, Симплициссимус уже многое предвидит. Каждый крутой поворот в жизни героя предваряется аллегорией. Аллегория врастает в художественную ткань произведения. Возникают два плана восприятия — условно-метафорический и реальный, что придает роману глубину и стереоскопичность. В романе сохраняется своеобразная условность времени и пространства, что в целом характерно для искусства барокко, особенно для живописи (так, описание бесчинств ландскнехтов в усадьбе «батьки» Симплициссимуса напоминает офорт французского художника Жака Калло из серии «Большие бедствия войны», 1633). Гриммельсгаузен сгущает события, собирает их в фокусе, тем самым достигая необычайной силы и реалистичности изображения. «Симплициссимус» по праву считают тем произведением в литературе XVII в., в котором наиболее ярко проявились реалистические тенденции. Однако это особый реализм эпохи барокко, органически сочетающий аллегорическое, метафорическое видение мира с пластическим воссозданием действительности. Роман Гриммельсгаузена был практически заново открыт в XX в. и переведен почти на все европейские языки. Он глубоко современен своим страстным призывом к миру, он звучит как грозное предостережение человечеству.

К «Симплициссимусу» примыкают романы так называемого «симплицианского цикла»: «На зло Симплицию, или Обстоятельное и диковинное жизнеописание великой обманщицы и побродяжки Кураж» (1670), «Удивительный Шпрингинсфельд» (1670) и др. Первый из них рассказывает о судьбе неверной и беззастенчивой подружки Симплициссимуса, являющейся его духовным антиподом, маркитантки и авантюристки времен Тридцатилетней войны. Второй посвящен истории его ближайшего соратника, бравого ландскнехта Шпрингинсфельда. Именно у Гриммельсгаузена найдет героиню своей пьесы-притчи «Мамаша Кураж и ее дети» Б. Брехт. В обеих книгах, уступающих «Симплициссимусу» по своей сложности, многоплановости, монументальности, но, тем не менее, живых и ярких, сильны сказочно-фольклорные элементы. Найденный в «Шпрингинсфельде» волшебный предмет становится затем своеобразным героем романа «Чудесное птичье гнездо» (1672). Используя фантастические, сказочные мотивы, Гриммельсгаузен показывает всю отвратительную изнанку жизни, ее ужасающую жестокость и вместе с тем доброту простых людей. Огромная популярность «Симплициссимуса» побудила автора использовать имя своего героя для различных мелких сочинений, уже не связанных непосредственно с романом.

Вопреки величайшей национальной катастрофе немецкая литература XVII в. создала выдающиеся художественные ценности. В ней звучал гневный протест против войны, страстный призыв к миру, она внедряла в сознание человека чувство гражданской ответственности за судьбы родины и всего человечества.