Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 18 века - Немецкая литература

Немецкая литература
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




В Германии XVIII в. также разворачивалось просветительское движение, но в иных, гораздо более трудных, чем в Англии и Франции, условиях. Развитие капитализма тормозилось политической, экономической и идейной отсталостью страны. Формально она входила в Священную Римскую империю, государственные учреждения которой (имперский сейм, суд, канцелярия) были нежизнеспособны и являли собой одну фикцию. Само единство Германской империи оставалось символическим: 300 княжеств и 50 имперских городов жили по своим законам. Не случайно Лессинг назвал свою несчастную родину «лоскутным одеялом». В каждом из княжеств царила уродливая, полупатриархальная форма абсолютизма, которая лишала третье сословие (бюргеров и крестьян) политических прав.

Экономическая отсталость государства зависела как от внешних условий (после перенесения торговых путей в Атлантический океан Германия оказалась на задворках мировой торговли), так и внутренних (в стране был сильно ограничен внутренний рынок, политическая раздробленность препятствовала развитию торговли). В условиях экономического и политического бессилия сознание бюргеров созревало крайне медленно: они не видели общих интересов, боролись, как правило, за права отдельной личности. Многие из них находились под властью консервативных верноподданнических настроений. Характеризуя Германию XVIII в., Ф. Энгельс писал: «Это была одна отвратительная гниющая и разлагающаяся масса. <...>Ни образования, ни средств воздействия на сознание масс, ни свободы печати, ни общественного мнения... Все прогнило, расшаталось, готово было рухнуть, и нельзя было даже надеяться на благотворную перемену, потому что нация не имела в себе силы даже для того, чтобы убрать разлагающийся труп отживших учреждений».

Все это и определило характер немецкого Просвещения. Оно было умозрительным и отличалось углубленным изучением вопросов исторического, философского, религиозного, культурного развития человечества. Тем не менее, немецкие просветители выдвигали активные политические требования: объединение страны, ликвидация феодальной сословности, уничтожение крепостного права. Просветители в Германии не принимали существующего политического порядка, но идеалы их были незрелы и расплывчаты. Это ярко отразилось в их отношении к Французской революции. Поначалу они бурно приветствовали ее. Но этот энтузиазм носил чисто метафизический характер: как только якобинцы от теорий перешли к практике и установили свою диктатуру, «...все эти восторженные друзья революции становились теперь ее самыми ярыми противниками...». Даже самые передовые деятели немецкого Просвещения вынуждены были идти на уступки феодальному миру. Так, Ф. Энгельс отмечал, что в Гёте постоянно борются гениальный поэт, презирающий немецкое убожество, и осторожный филистер. «И Гёте был не в силах победить немецкое убожество; напротив, оно побеждает его; и эта победа убожества над величайшим немцем является лучшим доказательством того, что «изнутри» его вообще нельзя победить». Трагедия великих людей Германии заключалась в том, что они были прикованы к той среде, которую презирали.

Философское развитие Германии было сложным, без единого материалистического направления. В стране господствовал деизм, основанный философией Г. В. Лейбница (1646—1716). В «Монадологии» (1714) он выдвинул концепцию мира, содержавшую значительные элементы диалектики. Согласно Лейбницу, все сущее состоит из духовно-материальных первоэлементов, наделенных активностью,— монад.

Он утверждал принцип самодвижения, саморазвития материи. Большое значение для Лейбница имела пантеистическая философия Спинозы, чье учение окажет затем сильное воздействие не Гердера и Гёте. Но, в отличие от Спинозы, считавшего, что природа и есть бог, Лейбниц выступил как деист, идя на компромисс с теологией. Он считал, что для обоснования существования мира нужна высшая целесообразность. Именно поэтому деятельность всех монад устремлена к высшей монаде — богу. В «Теодицее» (1710) Лейбниц выдвинул теорию предустановленной гармонии. Бог при сотворении мира «избрал наилучший из всех возможных вариантов». Существование в мире зла оправдано высшими целями творца.

Большую роль в распространении идей Просвещения сыграли X. Томазиус (1655—1728), сторонник «естественного» права, естественного, а не божественного, обоснования государства, и X. Вольф (1679—1754), систематизировавший рационалистические тенденции раннего немецкого Просвещения, выступивший как популяризатор учения Лейбница (при этом значительно упростив его). Знаменательно, что и Томазиус и Вольф писали свои сочинения на немецком языке, адресуя их широкой аудитории (в то время как трактаты Лейбница создавались на латинском и французском).

Деистические воззрения давали возможность их последователям объяснять явления природы, критиковать духовенство, выступать за освобождение науки, философии, культуры от опеки религии. Просветители были убеждены, что распространение разумных воззрений поможет вернуть людям их «естественные» права, вытекающие из самой природы вещей и отнятые у человека путем насилия и обмана.