Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 18 века - Немецкая литература

Немецкая литература
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Фридрих Готлиб Клопшток (1724—1803) стал выразителем идей передовой части бюргерства, яростным противником феодально-деспотического режима. Он выступил как реформатор поэтического языка, как поэт-новатор. Его поэзия поразила современников новизной и необычностью, эмоциональностью и музыкальностью языка, далекого от диктовавшейся Готшедом трезвой и размеренной логичности. Вместе с тем Клопшток тяготел к масштабным, эпическим темам, широко вводя гражданские мотивы в интимную лирику. Сюжетом его поэмы «Мессиада» (1748—1773) послужила история страданий и воскресения Христа. При всей религиозности автора «Мессиада» стала гимном скорее спасенному человечеству, нежели богу. Клопшток не столько описывает события, сколько выражает чувства, душевное волнение участников этих событий и свое собственное эмоциональное состояние. Поэтому, несмотря на эпический размах, «Мессиада» представляет собой скорее грандиозную лирическую поэму.

Клопшток, еще в юности получивший основательные знания греческого и латинского языков, поклонник Гомера, Вергилия, Горация, первым вводит в немецкую поэзию античные размеры («Мессиада» написана гекзаметром). Своеобразно преломив античную традицию (ода Пиндара), он явился создателем немецкой философской оды и гимна, оказав влияние на молодого Гёте, а затем на Гёльдерлина. Оды — это, без сомнения, лучшее, что создано Клопштоком. Они написаны чаще всего свободным стихом (верлибром) с использованием элементов античной метрики. Речь поэта иногда намеренно алогична, передает бурное волнение чувств, их динамику.

Темы од Клопштока были новаторскими в немецкой поэзии XVIII в.— воспевание священной дружбы, радости любви и жизни, полного слияния с природой. В знаменитой оде «Праздник весны» (1759), космической по своей образности, поэт не просто описывает весеннюю грозу, но передает чувство огромного потрясения от восприятия грандиозного зрелища, заставляет размышлять о величии мира и человека.

Клопшток был одним из первых, кто обратился к национальной германской истории, создав трилогию «Битва Германа» (1769), «Герман и князья» (1784), «Смерть Германа» (1787). Самой удачной из них является первая пьеса, рассказывающая о битве германских племен с римлянами в Тевтобургском лесу. Она одушевлена идеей горячего патриотизма, стремлением сплотить разобщенную Германию. Клопшток увлечен в это время поэзией бардов, зачитывается «Песнями Оссиана» Макферсона и насыщает свои пьесы песнями и хорами бардов (музыку к ним написал выдающийся немецкий композитор К. В. Глюк). Но и в увлечении стариной поэт не забывал о современности. В оде «Восхваление князей» (1775) он гневно клеймит раболепие продажных писак, прославляющих угнетателей народа. Всем ходом своего поэтического развития Клопшток был подготовлен к восторженному приятию Французской революции. В честь годовщины взятия Бастилии он пишет знаменитую оду «Они, а не мы» (1790). В самом названии ее недвусмыленно выражены чувства поэта: они, французы, а не его соотечественники, совершили первый прорыв к свободе. Хотя Клопшток и осудил впоследствии якобинский террор, но не стал врагом революции. Его поэзия была насыщена напряженными раздумьями над судьбами родины. В оде «Пророчество» (1773) поэт писал: «Вечно ли бремя? Оковы твои, Германия, // Падут в грядущем! Еще лишь столетие,— // Все сбудется, восторжествует // Право разума над правом меча» (перевод А. Гугнина).

Если Клопшток сказал новое слово в поэзии, то Христоф Мартин Виланд (1733—1813) сумел сделать это прежде всего в прозе, хотя талант его был разносторонним. Его поэмы и сказки отмечены подлинным упоением жизнью. Одним из лучших поэтических созданий Виланда является его знаменитая поэма «Оберон» (1780), повествующая об эльфах и чудесах, но главным образом — о чуде человеческого сердца, о чуде земной любви. Самое значительное, однако, из всего, что создано Виландом,— его романы, и прежде всего «История Агатона» (1766— 1767) и «История абдеритов» (1774—1781). Используя античные сюжеты, Виланд ядовито осмеивает современное ему немецкое убожество, филистерство, провинциализм нравов, забитость и тщеславие бюргеров. «Агатон» — первый в немецкой литературе воспитательный роман, основы которого заложил Гриммельсгаузен. Испытания, через которые проходит греческий юноша Агатон, закаляют его, воспитывают благородные стремления добиться справедливости, всеобщего блага. Несмотря на горестные разочарования, герой приходит к оптимистическому выводу: вступив. на путь нравственного совершенствования, человечество придет к иной, более разумной жизни. «История абдеритов» — одно из самых ярких сатирических произведений немецкого Просвещения. Роман основан на гротеске и фарсе. Абдериты всегда принимают худшие из возможных решений, кичась, однако, своим умом и тонким вкусом. Они объявляют сумасшедшим прославленного Демокрита и мошенником — Гиппократа. Нелепый судебный «процесс о тени осла» едва не приводит государство на край гибели, а выращивание по наущению жрецов священных лягушек Латоны принуждает жителей бежать из города. В конце романа говорится, что абдериты разбрелись по свету и обитают повсюду, следовательно, современный читатель может опознать в них самого себя.