Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 18 века - Немецкая литература - Иоганн Вольфганг Гёте

Иоганн Вольфганг Гёте
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Многие стихотворения этого периода написаны в жанре философского гимна, для которого характерны нерифмованный свободный стих, сложная ритмическая и синтаксическая структура стиха. Философский гимн «Прометей», отмеченный богоборческим пафосом, страстной верой в человека, стал одним из самых ярких поэтических манифестов движения «Бури и натиска». Творческая мощь Прометея, его дерзкий порыв отзовутся затем годы спустя в беспокойном духе гётевского Фауста.

Сюжет драмы «Гец фон Берлихинген с железной рукой» заимствован из немецкой истории XVI в. В пьесе сказалось благотворное влияние Шекспира, его исторических хроник. Гёте воссоздает широкую панораму эпохи, своего рода «фальстафовский фон». Исторически существовавший Гец фон Берлихинген — рыцарь, боровшийся против власти князей за свои личные интересы. Гёте делает его выразителем общественных интересов, защитником угнетенных. Он придает своему Гецу черты «бурного гения», воплощает в его образе штюрмерский идеал вечной активности. Слова умирающего Геца о свободе были обращены в будущее. В них звучала тревога за судьбу родины, отданной на разграбление.

Подлинной вершиной штюрмерского творчества Гёте стал роман «Страдания юного Вертера» — одно из самых ярких произведений европейского сентиментализма. Этот роман был особенно дорог Гёте, ибо в нем непосредственно отразились его личные чувства и переживания. В сюжетной канве «Вертера» соединились история любви Гёте к Шарлотте фон Буфф и история чиновника Иерузалема, полюбившего замужнюю женщину и покончившего с собой.

Гёте, придав частной истории глубокий философский и социальный смысл, поставил в центр своего романа проблему личности и общества. Предельной искренности в выражении чувств как нельзя более соответствовала форма романа в письмах, напоминавшая читателю о знаменитом эпистолярном романе Руссо. Гёте и выступает здесь как гениальный ученик Руссо, продолживший его идеи, наиболее полно (после «Новой Элоизы») воплотивший философию чувства.

Вертер — истинно сентименталистский герой, «самобытный гений» (Гердер) по своей способности чувствовать, по умению в чувстве открывать для себя полноту и единство вселенской жизни, мучиться от сознания разлада с ней. Естественная жизнь в слиянии с природой — таков вертеровский (и руссоистский) идеал. Не случайно Вертер испытывает особое тяготение к детям: они для него — олицетворение неиспорченной природы. Ему также близка и понятна душа простого работника, рассказавшего о любви к своей хозяйке. В уста своего героя сентименталист Гёте вкладывает заветную мысль о равенстве всех в чувстве, о равном величии человеческих душ: «Значит, такая любовь, такая верность, такая страсть вовсе не поэтический вымысел; она живет, она существует в нетронутой чистоте среди такого класса людей, которых мы называем необразованными и грубыми. И мы от нашей образованности потеряли облик человеческий!» (перевод Н. Касаткиной).

Как воплощение естественности, самой Природы, нежного материнского инстинкта предстает перед Вертером Лотта, одаривающая детей ломтями хлеба. Вертер не мог не полюбить ее, ибо сразу почувствовал в ней родственную душу.

Гёте изображает все тончайшие и неуловимые оттенки любовного чувства. Именно в любви, неистовой, всепоглощающей и глубоко целомудренной, полнее всего раскрывается великая душа Вертера. Любовь для него — взлет всех творческих сил, источник самой высокой радости и самой мучительной боли, которая вызвана тем, что Лотта помолвлена и глубоко предана своему жениху Альберту.

Противопоставляя двух героев, Гёте противопоставляет две жизненные позиции, два взгляда на мир: тонкий, ранимый, мечтательный, легко возбудимый Вертер — и положительный, трезвый, слегка суховатый, сдержанный Альберт, Он уверен, что «человек, увлекаемый страстями, теряет способность рассуждать», что страсть — безумие и слабость. Слабостью считает он и самоубийство. Вертеру несносны прописные истины, которым следует чиновник Альберт. Не случайно в его ответе звучат социальные ноты: «Если народ, стонущий под нестерпимым игом тирана, наконец взбунтуется и разорвет свои цепи — неужели ты назовешь его слабым?»

Трагедия Вертера — это трагедия социальная. Он постоянно должен помнить о своем бюргерском происхождении, сносить насмешки и издевательства. Задыхаясь в казенном мире чиновников, тупых педантов, бездушных себялюбцев, он бросает службу, уезжает в родные места, но, так и не сумев забыть о своей любви, возвращается в родной городок Лотты. Так начинается финал трагической истории. Сознавая, что счастье невозможно, что он приносит боль и страдания любимой, разрывающейся между долгом и глубоко затаенным чувством к нему, Вертер решает уйти из жизни. Это не просто порыв отчаяния, но обдуманное и хладнокровное, выстраданное решение. Вертер с горечью осознает крушение всех своих иллюзий. В мире нет и не может быть гармонии. Гёте подчеркивает, что самоубийство Вертера — протест против неразумной действительности.