Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 18 века - Немецкая литература - Иоганн Вольфганг Гёте

Иоганн Вольфганг Гёте
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




В знаменитом стихотворении «Завет» («Кто жил, в ничто не обратится...», 1829) прославляется вечное бытие, вечный космос, неотъемлемой частицей которого является человек. До самой последней строки поэзия Гёте одухотворена высокой верой в человека, в его разум.

С 1809 г. и до конца дней Гёте работал над автобиографией «Из моей жизни. Поэзия и правда» (последняя ее часть вышла в 1833 г.). Это — автобиография гения, но меньше всего Гёте говорит о своей гениальности и больше о том, что помогло ему в духовном совершенствовании. Именно поэтому «Поэзия и правда» переросла рамки автобиографического произведения, стала художественным произведением, в котором отражено самое удивительное — формирование великого человека. Мы слышим живой голос Гёте еще в одной удивительной книге — «Разговоры с Гёте в последние годы его жизни», написанной Иоганном Петером Эккерманом (1792—1854), бессменным секретарем поэта с 1823 г. Восторженный почитатель таланта Гёте, он тщательно записывал каждое его слово. Его книга — бесценный источник сведений о великом поэте, его пытливой, неустанной мысли. «Гёте умолк. Я же сохранил в сердце его великие и добрые слова» (перевод Н. Maн),— так заканчивает Эккерман свою книгу.

Самым значительным творением Гёте, его великим завещанием человечеству стал «Фауст», лад созданием которого Гёте работал практически всю свою творческую жизнь — более 60 лет. Замысел «Фауста» возник в штюрмерские годы. Гёте был знаком с народной книгой «История о докторе Иоганне Фаусте, знаменитом чародее и чернокнижнике» (1587), послужившей основным сюжетным источником его произведения, с трагедией английского драматурга К. Марло «Трагическая история доктора Фауста» (около 1588—1589) и многочисленными обработками ее для кукольного театра. Образ Фауста привлекал многих немецких писателей (к нему обращались Лессинг, штюрмеры Ленц, Мюллер, Клингер).

Гётевский «Пра-Фауст» — первый вариант первой части «Фауста» — был написан в типично штюрмерской манере, порывистой, импульсивной прозой, и в нем уже была доведена до конца трагическая история Фауста и Маргариты. На новом этапе своих эстетических исканий, в 1797 г. вновь обратившись к старому замыслу, Гёте придал ему стихотворную форму. Совершенствуя и дополняя свое творение, он в 1808 г. публикует первую часть «Фауста». Затем, после долгого перерыва, в 1823 г. поэт приступает к работе над второй частью трагедии, законченной в 1832 г.

«Фауст» — одно из грандиознейших творений человеческого гения. Он необычайно сложен и многогранен как с точки зрения заключенного в нем содержания, так и с точки зрения формы, языка, стиля, метода. В нем соединились все оттенки поэтической речи, строгий язык философии и живая разговорная стихия, жизненное правдоподобие и символика, аллегория. В сущности, каждый образ в этом произведении живет в двух измерениях — реальном и символическом, универсальном. В «Фаусте» сплавились воедино реалистические, классицистические, барочные, романтические тенденции, в нем наиболее полно выявился художественный универсализм Гёте. «Фауст» не поддается однозначному определению и с точки зрения жанра. Подлинно эпический размах сочетается в нем с необычайным драматизмом и динамизмом действия (особенно в первой части) и проникновенным лиризмом. Но преобладание элементов эпических и драматических позволяет условно определить «Фауст» как драматическую поэму.

Гёте предварил «Фауста» тремя вступлениями, каждое из которых приближает читателя к постижению сути великого произведения. «Посвящение» — это лирическое стихотворение, в котором выражена целая гамма чувств: сожаление об ушедших друзьях; тревога и сомнение — удастся ли воплотить задуманное в годы далекой юности; и, наконец, чувство глубокой, сокровенной связи художника со своим созданием: «И я прикован силой небывалой // К тем образам, нахлынувшим извне...».

«Театральное вступление» стало обоснованием причудливой и глубоко продуманной формы «Фауста», его на первый взгляд хаотической композиции, смешения в нем чудесного и реального. «Пролог на небе» подводит нас к «пониманию его идейного содержания. Спор между Господом и Мефистофелем — каков же человек? в чем его сущность? — должна разрешить судьба Фауста. «Пролог на небе» сразу же придает произведению космический размах: перед нами не быт, но бытие, не просто отдельная человеческая судьба, но путь и предназначение всего человечества. «Пролог» помогает постигнуть сложную диалектику образов, и прежде всего образа Мефистофеля. Он не только олицетворение зла, но и воплощение вечно скептического, отрицающего начала, без которого нет движения вперед. «Из лени человек впадает в спячку. Ступай, расшевели его застой»,— так устами Господа поэт определяет назначение Мефистофеля. Отныне он станет «беспокойным спутником» Фауста, побуждая его к действию. Фауст и Мефистофель едины, как едины в борьбе две противоположности.

Уже в «Прологе на небе» зоркий Мефистофель отмечает непохожесть Фауста на других: «Он рвется в бой, и любит брать преграды, // И видит цель, манящую вдали, // И требует у неба звезд в награду // И лучших наслаждений у земли». Таким — беспокойным, ищущим — и предстает перед нами Фауст. В начале первой части он изображен в состоянии духовного кризиса. Овладев всей книжной премудростью, Фауст пришел к выводу, что он так и не постиг главного — «вселенной внутреннюю связь». Подлинное знание закрыто для него, ибо наука схоластична и, значит, мертва. Отчаяние Фауста так велико, что он готов уйти из жизни, но его спасает пасхальный колокольный звон.