Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 18 века - Немецкая литература - Иоганн Вольфганг Гёте

Иоганн Вольфганг Гёте
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Эта часть — «интеллектуальное сердце» всего «Фауста», без нее невозможно постичь грандиозность и величие замысла Гёте. При кажущейся обособленности первая и вторая части едины: это различные этапы духовного развития героя, ступени бесконечного восхождения человека к истине.

Гёте открывает перед своим героем все сферы деятельности, делает его практическим участником жизни общества. Символический сон и пробуждение Фауста связывают начало второй части с финалом первой: после трагического потрясения героя спасает животворящая, исцеляющая природа.

В первом же акте Фауст вынужден решать общественные, государственные, политические проблемы. В образе императора и доведенного до катастрофы государства поэт в обобщенном виде изображает деспотическую форму правления, но конкретные детали указывают на связь изображенного с предреволюционной Францией правления Людовика XV и Людовика XVI. Сатирически рисует поэт аристократов и их прихлебателей, овладевшую обществом жажду наживы. Пожар, возникающий во дворце,— грозное предостережение, намек на пожар революции.

Главное содержание второй части — поиски смысла жизни, поиски идеала. Для Гёте периода «веймарского классицизма» этот идеал заключался в античном искусстве. Вот почему воплощением гармонии и красоты, духовного и физического совершенства становится Елена Прекрасная. Фаусту предстоит долгий путь к Елене. В тени, вызванной им из таинственной обители Матерей — прообразов всего сущего, Фауст узнает неземной лик, увиденный им некогда в кухне ведьмы. Чтобы обрести подлинную Елену, а не бесплотную тень, герой должен пройти через «Классическую Вальпургиеву ночь». Гёте намеренно противопоставляет светлый эллинский мир мрачному колориту «Вальпургиевой ночи» первой части. В «Классической Вальпургиевой ночи» представлены все стадии развития мифологического сознания — от фантастических животных до полубогов и полулюдей; затем в первозданном хаосе возникает ясная человеческая мысль: философы Фал ее и Анаксагор излагают различные точки зрения на происхождение мира. Апофеоз «Классической Вальпургиевой ночи» — появление дочери донорского царя Нерея Галатеи, воплощающей чувственную красоту мира. Только пройдя через все эти фазы «предыстории», Фауст будет подготовлен к встрече с Еленой — венцом и синтезом античности.

Своеобразной параллелью судьбе Фауста является судьба Гомункула, искусственного человечка, созданного Вагнером не без участия Мефистофеля. Воплощение чистого интеллекта, он обладает огромным даром ясновидения. Гомункулу тесны оковы каменного мешка вагнеровской лаборатории, он стремится в большой мир. Подобно Фаусту, он хочет изведать всю полноту жизни, но его существование, не связанное с природными и социально-историческими законами жизни,— неполноценно. Поэтому неудержимый порыв устремляет его к Галатее, о трон которой и разбивается его колба. Гомункул сливается с первородным океаном, чтобы, пройдя все стадии развития, стать в полном смысле человеком. Его судьба — предсказание и напоминание Фаусту: только в гуще житейского моря можно обрести подлинный смысл бытия.

Фауст же, казалось, достиг желанной цели, абсолютного идеала. Его союз с Еленой — символ соединения беспокойного духа современности с античной красотой. Но, как показывает Гёте, союз этот может существовать лишь в условном, волшебном мире, вне времени и пространства. Родившийся от брака Фауста и Елены прекрасный Эвфорион унаследовал беспокойный дух отца и красоту матери (в символическом виде в нем отражена судьба Байрона). Эвфорион погибает, нарушив запрет и покинув пределы волшебного замка. Вслед за сыном исчезает и Елена. В этом эпизоде символически выражена мысль о невозможности в современном мире возродить в полной мере античный идеал. Поиски Фауста еще раз завершились неудачей. Но познание красоты невиданно обогатило его, указало истинный путь.

В четвертом и пятом актах показан итог исканий Фауста. Он нашел себя в труде на благо людей: вместе с ними он отвоевывает у моря кусок суши, чтобы построить новый мир, чтобы увидеть «народ свободный на земле свободной». В пятом акте Фауст — уже глубокий старик (ему около ста лет), он ослеплен Заботой. Но, ослепнув, Фауст прозревает внутренне. Он постиг «конечный вывод мудрости земной»: «Лишь тот достоин жизни и свободы, //Кто каждый день идет за них на бой» (перевод Н. Холодковскоео).

Фауст понял, что невозможно остановить мгновение, достичь вершины — это мгновение всегда впереди. И хотя он произносит роковые слова, победа — на стороне Фауста, ибо ничто не смогло заставить его остановиться на своем пути, ничто — кроме смерти. Время неумолимо, и в этом вечная трагедия человека. В отличие от своих предшественников, отправляющих душу Фауста в ад, Гёте возносит ее на небо. Заключительные сцены «Фауста» — апофеоз человека, гимн его духовной мощи. Философский спор завершился оправданием человека. В последних строках «Мистического хора» заключено объяснение идейного и эстетического смысла «Фауста»: «Все быстротечное— // Символ, сравненье. // Цель бесконечная // Здесь в достиженье». Любой образ, символ является лишь вечным приближением к сути жизни. В огромном космосе своего «Фауста» Гёте охватил все сферы человеческого бытия, как никто приблизился к пониманию самого существенного, что свойственно природе человека.

Современники были поражены мощью и богатством поэтического мира «Фауста». Под влиянием его создал фрагмент своего «Фауста» А. С. Пушкин. «Фауста» переводили А. С. Грибоедов, Д. В. Веневитинов, Ф. И. Тютчев. Первый полный перевод на русский язык был выполнен Э. И. Губером, затем А. А. Фетом, В. Я. Брюсовым. Наиболее удачный и точный из переводов XIX в. принадлежит Н. А. Холодковскому. Однако подлинный дух гётевского «Фауста», его языковую мощь удалось передать советскому поэту Б. Л. Пастернаку. В его интерпретации великое творение Гёте обрело на русском языке истинно поэтическое звучание. Крупным явлением белорусской культуры стал перевод «Фауста» на белорусский язык, выполненный поэтом В. Семухой. Переводчик сохранил гибкость языка оригинала, его метафоричность и пластику. Прекрасные переводы на белорусский язык лирических стихотворений Гёте принадлежат поэту О. Лойко.

Поэтическое слово Гёте, созданный его могучим воображением Фауст стали вечными спутниками человечества на его истинно фаустовском пути — пути неустанных поисков, ошибок и прозрений: «Так и живи, так к цели и шагай, //Не глядя вспять, спиною к привиденьям, // В движенье находя свой ад и рай, // Не утомленный ни одним мгновеньем!»