Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Романтизм- Немецкая литература - Генрих фон Клейст

Генрих фон Клейст
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Когда же ему самому предлагают решить свою участь, в принце возрождается человеческое достоинство, и он жертвует своим индивидуальным чувством во имя сверхличного морального закона. Правда, в такой гармонии личного и общего приходится сомневаться: уж слишком нереальным, даже сказочным выглядит финал трагедии. Подтверждается же это сомнение "Михаэлем Кольхаасом", своеобразной параллелью "Принцу Гомбургскому".

В новеллистическом наследии Клейста новелла "Михаэль Кольхаас"(1810) признана лучшей. Она отличается конкретным изображением исторического колорита (происходящие в ней события относятся к XVI в.), а также своеобразной трактовкой конфликта, приобретающего социальный характер. Главный герой - торговец лошадьми, скромный, богобоязненный человек - становится "разбойником и убийцей". И все потому, что главным в характере Михаэля было чувство справедливости, "точное, как аптекарские весы", способное в экстремальных обстоятельствах перерасти в бурную, всепоглощающую страсть.

Став жертвой произвола дворянина фон Тройка и исчерпав все возможности добиться правды законными средствами, Михаэль Кольхаас решает восстановить справедливость самочинно, с помощью огня и меча. У благородного бунтаря - конкретная цель: во что бы то ни стало покарать того, кто нанес ему жестокую обиду - отнял и заморил пару вороных, гордость Кольхааса, избил до полусмерти его работника, осиротил его детей. В разговоре же с духовным пастырем Кольхаас обвиняет все общество, в котором "человеку отказано в защите". Автор рисует это общество - феодальную государственную систему с ее вопиющей несправедливостью, бюрократическими препонами, круговой порукой.

Однако социальное обличение - не главное в новелле. Клейст снова ставит вопрос о правах и пределах абсолютного чувства, но решает его теперь на социальном материале. Меч его героя карает не только тех, кто виновен в "несовершенстве миропорядка", но и сотни, тысячи простых, случайных людей. Кольхаас - жертва и в то же время злодей, страстный правдолюбец и главарь разбойничьей шайки, приводившей в ужас все население города, на который он нападет в поисках своего личного врага.

Именно государство оказывается у Клейста высшим носителем справедливости, что противоречит всему пафосу произведения. Несмотря на козни придворных, курфюрст помогает Кольхаасу найти правду, и герой получает удовлетворение: его привилегированный обидчик наказан по всей строгости закона, а самого Кольхаас должны покарать смертью. Примирение интересов государства и незаурядной личности давалось Клейсту нелегко и в литературном творчестве, и в жизни, так как было заведомо неосуществимо. Если под влиянием обстоятельств герои Клейста и подчинялись "порядку", как Пентесилея или Михаэль Кольхаас, они все равно не изменяли себе, своему естеству, утверждая величие человека.

Характерная особенность новелл Клейста - стилизация под документированное повествование. Указывается точное место и время действия, сохраняется бесстрастность автора по отношению к персонажам. Патетическому и эмоциональному, отличающемуся яркими сравнениями, гиперболами стилю клейстовских трагедий противостоит спокойный, лаконичный стиль его новелл. Это свидетельство вызревания реалистических форм в недрах романтического искусства.

В комедии "Разбитый кувшин" (1808), как и в "Михаэле Кольхаасе", отразились демократические симпатии автора, но это произведение стоит особняком в творчестве Клейста. Великолепный знаток народного быта и живого разговорного языка, он отдал предпочтение на сей раз здоровому веселому юмору. Хотя действие в "Разбитом кувшине" условно происходит в маленькой голландской деревушке, комедия имеет вполне национальный характер: сатирическому осмеянию в ней подвергаются порядки, господствовавшие в немецкой деревне конца XVIII в., показываются произвол власть имущих и бесправие деревенских бедняков.

В центре сценического действия - судебное разбирательство по делу о разбитом кувшине. Ведет его хитрый судья, старый греховодник Адам, представший в суде без парика и в ссадинах, так как накануне еле уволок ноги из дома крестьянки Евы, поколоченный внезапно появившимся там женихом девушки Рупрехтом. Поскольку все это происходило вечерней порой, судья остался неузнанным. А мать Евы подает в суд на Рупрехта, уверенная в том, что это он разбил чрезвычайно ценимый ею кувшин и, конечно, не догадывается о виновности Адама, зацепившегося за злосчастный кувшин во время своего бегства.

Немецкое "правосудие" представляют в пьесе сельские "стражи законности" - судья Адам и судейский писарь Лихт. Живущий по принципу "рука руку моет" Адам расценивает неожиданный приезд в деревню ревизора, советника Вальтера, не иначе как нарушение чиновничьего этикета. Несмотря на комизм ситуаций и благополучный финал (вмешательство советника позволило разоблачить судью), в пьесе звучит трагическая нота. Она связана не только с мыслью о всеобщности произвола властей: советник-ревизор раскрывает махинации не одного Адама, но и судей из соседних деревень, стараясь при этом не разглашать известное ему, так как печется за "честь мундира". Ощущение трагизма вызывается тем, что создавшаяся ситуация заставляет мать клеветать на дочь, жениха - сомневаться в чистоте невесты, а ее самое молчать, ведь Ева боится за судьбу Рупрехта, которому грозит рекрутчина.

"Разбитый кувшин" - единственная пьеса Клейста, получившая сценическое воплощение при его жизни. Поставленная Гёте без учета авторского мнения, она не имела успеха на сцене Веймарского театра. Клейст очень страдал от непризнания. Это и явилось главной причиной самоубийства. Слава пришла к Клейсту, как и к Гельдерлину, за пределами жизни. Сейчас он признан одним из лучших драматических поэтов Германии, его пьесы ставятся на сценах не только немецких театров, вдохновляют многих поэтов и композиторов. Среди первых, кто оценил силу таланта Клейста, был Гофман.