Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Романтизм - Английская литература - Байрон

Байрон
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Наполеон, по мысли Байрона, значительно превосходит по своим личным качествам законных монархов, и потому после отрече­ния Наполеона поэт утверждает, что не перестает ценить в нем исключительную личность, ненавидя за те многочисленные войны, которые он принес человечеству. «Ода к Наполеону Бонапарту» (1814), «Ода с французского», «На звезду Почетного легиона», «Прощание Наполеона», «С французского» — стихотворения, свидетельствующие о том, как верно и диалектически точно развивал Байрон в своем творчестве тему героической личности, опиравшейся вначале на под­держку нации, а потом, после измены великой истине, во имя собст­венных корыстных интересов презревшей нацию, а потому оставшейся в памяти поколений подлым тираном и убийцей людей. Вопрос о личности Наполеона перерастает у Байрона в проблему нации и страны, личности и истории.

Тогда он пал —так все падут,
Кто сети для людей плетут.

Наполеон в последних стихотворениях этого цикла ассоциируется у Байрона уже не со свободой, а с тиранией. Этот цикл о Наполеоне очень важен для Байрона с точки зрения поисков героя, который мог бы сразиться один на один с судьбой, бросить вызов всему миру, ощутить власть над другими, распоряжаться жизнью и смертью многих, увлеченных его служением «вечной истине». В 1813 —1816 гг. Байрон создает ряд лиро-эпических поэм, известных в истории литературы под названием «восточных»: «Гяур» (1813), «Абидосская невеста» (1813), «Корсар» (1814), «Лара» (1814), «Осада Коринфа», «Паризина» (1815— 1816). Сам Байрон не объединил их в единый цикл, да и действие поэм не всегда происходит на Востоке.

Правда, в отличие от Мура, поэт использует этнографически точный восточный колорит для при­дания особого драматизма, свежести и выразительности уже известно­му сюжету или отдельному сюжетному мотиву. По сравнению с «Гарольдом» в восточных поэмах личность автора проступает слабо. Чаще всего участвует вымышленный рассказчик, от лица которого ведется повествование. Этот рассказчик — лицо не заинтересованное в происходящих событиях и потому вполне бесстрастное. Лирический элемент связан здесь только с лирическими отступлениями, рисующи­ми красочные, незабываемые, яркие картины восточной природы.

Каждая из поэм восточного цикла посвящена одному из близких друзей Байрона: «Гяур» — Роджерсу, «Абидосская невеста» — Холланду, «Осада Коринфа» — Xoбxaузу. В течение полутора лет поэма «Гяур» выдержала 13 изданий, что свидетельствовало о том, что Байрон стал действительно «властителем дум». Поэмы восточного цикла объ­единяет тип романтического героя, свободная композиция, острый драматический конфликт, роковая страсть, которая заставляет героя посвятить свою жизнь либо мести, либо таинственным и загадочным приключениям и поступкам, некоторая недосказанность, интригующая внимание читателя. Общая тональность поэм, возвышенно-трагиче­ская и поэтико-лирическая, обусловлена общим замыслом Байрона, пытающегося философски осмыслить внутренний трагический конф­ликт героя с действительностью. Интересна также попытка поэта после наполеоновского цикла взглянуть глубже на проблему сильной лично­сти, ее взаимоотношений с единомышленниками, сильное энергичное бунтарское начало.

В письмах к своим друзьям Байрон подчеркивал, что ему хотелось в новых поэмах оторваться от реальности, но именно связь с реальностью не только наложила своеобразный отпечаток на активность и энергию главного героя —Селима, Конрада, Гуго, Лары, но и определила своеобразие отношений героя со средой, ненавистной и враждебной ему. В первой турецкой повести «Гяур» Байрон расска­зывает о любви Гяура к Лейле — жене турецкого паши Гассана. Ревнивый муж убивает жену за измену. Гяур мстит паше и за убийство должен кончить жизнь в монастыре. В «Осаде Коринфа» главный герой Альп изменяет своей родине и ведет армию неверных на Коринф из чувства мести. Ему противостоит в поэме истинный гражданин и патриот, мэр Коринфа Минотти, готовый пожертвовать своей жизнью, но не сдаться на милость победителя. На всех поэмах лежит печать пессимизма, разочарования Байрона, его неверие в то, что деспотизм будет низложен и свободолюбивые устремления народов восторжест­вуют над силами зла и насилия. Отсюда характер трагического конф­ликта. Бескомпромиссность бунтарства, борьбы за поруганную честь, любовь, месть за возлюбленную, необузданная энергия, гордость, отрешенность от всего мелочного и пошлого объединяют Лару, Кон­рада, Селима, Гуго. Индивидуалистический бунт героев Байрона варь­ируется, он может быть обусловлен чисто личными мотивами (Селим, Гяур), социальными (Лара, отчасти Конрад, Минотти). Байрон с негодованием говорит о безраздельной власти Джаффира-паши, кото­рый подкупом и силой оружия держит в страхе и повиновении всю округу.

Убийца взял
То, чем убитый обладал,
Да, верно, подкуп был не мал:
Вся черная ушла казна.
Но он ее вернул сполна.
Как? — Погляди на пашни те,
Где пахарь гнется в нищете,
Спроси, — сполна ль за трудный пот
Бедняге жатва воздает.

(Пер. Г. Шенгели)

Не случайно Байрон посвятил «Корсара» Томасу Муру, националь­ному поэту Ирландии, демократические традиции которого обуслов­лены борьбой ирландского народа, ибо, по мысли самого Байрона, героика событий «Корсара» тесно связана с действительными событи­ями в Ирландии.

Социальные причины восстания, во главе которого стал Лара, коренятся в бедствиях и нищете угнетенного народа.

Там деспотов — без счета, и в закон 
Их произвол свирепый возведен. 
Рад внешних войн, междоусобиц ряд 
В стране кровавый создали уклад.

(Пер. Г. Шенгели)

Однако подобная конкретизация в объяснении причин разлада байроновского героя со средой не является правилом в поэмах восточ­ного цикла. Главное для Байрона — не в объяснении причин, а в акценте на самом бунтарстве, на самом разладе со средой, с привычным укладом жизни. Поэт исследует личность исключительную, обладаю­щую необыкновенными страстями, необычными привязанностями. Каждый их поступок, даже незначительный и неважный с точки зрения посредственных натур, предстает в интерпретации Байрона величест­венным, возвышенно-романтическим, таинственно-пленительным.