Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Романтизм - Английская литература - Байрон

Байрон
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Да и герои, совершающие эти акции, выступают не в обычных человеческих, земных измерениях, а выглядят неизмеримо выше, значительнее, прекраснее. Конрад, идущий на разбойничью вылазку, вырастает до размеров полководца, разработавшего необыкновенно отважный, дерзкий план нападения на превосходившего по своим силам врага.

Моя ж мечта была,
Чтоб горсть бойцов всех пред собой гнала, 
Не ради крови мною предводим 
Отряд мой — мы умрем иль победим.

(Пер. Г. Шенгели)

Гяур не просто мстит за убийство любимой им черкешенки Лейлы, но бросает презрительный вызов тем шальным глупцам, которые могут смеяться над верностью сердца.

Его облик ассоциируется в поэме с грозным мстителем, несущим смерть тем, кто своим злом обрек себя на страдание и осуждение-Байрон сравнивает Гяура со стихийным бедствием — самумом:

За грех Гассана послан он
Сменить его дворец на склеп;
Он, как Самум, несется: где б
Тот вестник скорби и судеб
Ни мчался — все он жжет, и вниз
Клонится даже кипарис,
Что у могил всех дольше слезы льет
И неустанно траур свой несет.

(Пер. Г. Шенгели)

Иногда герой восточной поэмы сам оказывается во власти злого рока, как Лара, Альп, Гуго. Но, даже будучи во власти враждебных сил, они не склоняют головы, не смиряются с ненавистными им обстоятельствами, а пытаются отстоять свое мрачное одинокое «я», обрести некоторую власть над людьми, пусть даже ценой отступни­чества от привычной для них среды и даже родины. Это свидетель­ствует также о намерении автора представить своих героев значительными, несмотря даже на кажущуюся незавершенность и порой непривлекательность их характеров (Лара). Но вместе с тем в их взаимоотношениях со второстепенными персонажами, представ­ляющими как бы микрокосм, некоторое подобие внешнего мира, проступают те сомнения и колебания поэта, которые сопровождали раздумья Байрона на протяжении всего его творчества. Гордый бунт одиночки, культ индивидуализма, провозглашенный в восточных поэмах под непосредственным воздействием произведений наполе­оновского цикла и событий на родине поэта и на континенте, не всегда и не везде представлены однозначно.

Не случайно поиски Байрона ведут его по пути конкретизации среды, окружающей героя, более тщательного и детального воспроиз­ведения именно высших вольнолюбивых причин, побуждающих раз­бойников взяться за оружие. Например, в первой поэме Гяур — руководитель отряда арнаутов, грозных и ужасных мстителей, в шайке Селима собрались разбойники, преследующие другие цели.


Иные целям преданы 
Высоким; в чаянья свобод 
Здесь Ламбро гордые сыны 
С друзьями чертят план войны, 
Сев у костра, летят мечтою 
Снять с райев гнет их роковой.

(Пер. Г. Шенгели)

В «Корсаре» характер Конрада был бы неполон, если бы он не был в центре собирательного образа — морских пиратов, спешащих на выручку своему вождю.

Начиная с «Лары» Байрон создает очень противоречивый образ центрального героя, сочетающего в своем характере героическое и эгоистическое, индивидуалистическое начало. Стать во главе восстав­шего против феодалов народа (Лара) или привести в родной город врагов, чтобы отомстить Минотти за незаслуженную обиду (Альп), стало возможным для героев Байрона благодаря исключительно раз­витому в них чувству мести. Но поэт подчеркивает и невозможность осуществить эту месть без поддержки масс. Вместе с тем, герой восточных поэм лишь временно связан с социальными силами и историческими условиями. Проникая в сущность трагического конф­ликта героя и среды, Байррн в восточных поэмах делает акцент все-таки на героической личности, которая именно в силу своей исключитель­ности, но вместе с тем и малочисленности слабее, чем окружающие ее враждебные и злые силы.

Судьбы героев восточных поэм не всегда до конца очерчены, в них может быть странное, загадочное, непонятное, интерес для поэта представляет трагическая коллизия героя со средой, сам герой часто воплощает абстрактную идею мести, любви, ненависти, гордости. Сюжетная схема подчинена романтическому характеру и конфликту, она и составляет своеобразие этого цикла.

В 1814 — 1815 гг. Байрон создает «Еврейские мелодии» — цикл стихотворений, написанный на библейские мотивы. Однако, очень часто используя знакомые сюжетные мотивы, поэт углубляется в нравственную и философскую проблематику, оставляя в поэзии вос­точный колорит. Характерно, что поиски героя еще в восточных поэмах привели его к подготовке вопроса о судьбе гонимых, отверженных, поставленных вне закона. В «Еврейских мелодиях», обращаясь к библейским преданьям, Байрон повествует об объективных закономер­ностях, поставивших некогда «избранный» народ в положение плен­ного и угнетенного племени. Человечество не может спастись от своей судьбы, от могущественных и неведомых сил, которые карают всякого.

Эта мысль высказана в стихотворениях «Саул», «Пронесся некий дух передо мной» и в «Видении Валтасара». Философская мысль поэта проникает в тайны бытия, вселенной, стремится постичь границы человеческого познания, смерть.