Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Романтизм - Английская литература - Байрон

Байрон
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Селим ("Абидосская невеста") восстает против паши, убившего своего брата, отца Селима, и захватившего власть. Вызов всему обществу бросает презирающий людей за свои разбитые идеалы Конрад ("Корсар"), становится вожаком морских разбойников, угрожает турецкому паше. Смысл своей жизни герои видят в борьбе против деспотизма и в любви к преданной женщине. Любовь - их единственная связь с миром, последняя опора. "Надежда - лишь в любви, что даришь ты" ("Корсар"). "Пусть счастье лжет, пусть предают друзья,- // Меня любовь вознаградит твоя" ("Абидосская невеста"). Утрату возлюбленной они переживают как катастрофу, как утрату себя.

Бежавшие от мира и замкнувшиеся в своем особом бытии герои Байрона остаются гордыми бунтарями-одиночками. Нас привлекает в них жажда свободы, протест против порабощения личности, непримиримый дух борьбы, но борются герои прежде всего во имя личных целей, за свое индивидуальное право, не признавая над собой никакого закона, кроме собственной воли. Они оказываются неспособными дать счастье единственному близкому человеку: по их вине страдают и погибают возлюбленные.

С помощью романтической условности Байрон трактует конфликты современной ему жизни, утверждает совершенно новое знание о человеке, возникшее в начале XIX в. под влиянием драматических контрастов эпохи и изменений в общественном сознании. Загадочна и непостижима человеческая душа: "Но кто когда-нибудь проник // В суть смертного - в души его тайник?!" ("Корсар". Перевод Ю. Петрова). Нетождественны внутренний мир и интеллект, не совпадают побуждения людей и их поступки. Таинственная атмосфера создается посредством повествования. Так, мы не знаем, откуда появился в "Корсаре" Конрад, куда он уходит. Известно только, что он не всегда был корсаром, да и имя героя, возможно, неподлинное (полагают, что поэма "Лара" могла быть продолжением "Корсара"). Недосказанность, незаконченность действия характерны для всех "восточных поэм", далеких от классицистической ясности и последовательности.

Сюжет, система образов, все компоненты поэтики "Корсара" и других поэм используются автором для раскрытия внутреннего мира центрального героя, его душевных переживаний. Стремительное развитие действия, фрагментарность композиции соответствуют безудержности и смятению его страстей и поступков. Внимание сосредоточивается на самых важных моментах жизни героя, наиболее эффектных сценах. После короткой встречи Конрада с пиратами следует сцена прощания с любимой Meдорой. И вот герой, переодетый дервишем,- во дворце своего врага, паши Сеида, вступает в смертельный бой, спасает из горящего сераля возлюбленную паши Гюльнар, становится пленником, готовится к страшной казни ("Один лишь час, как, высадившись, он // Скрыт -узнан - счастлив - схвачен - осужден..."). Обретя свободу благодаря Гюльнар, убившей своего господина, Конрад возвращается к товарищам вместе со спасительницей и, узнав о смерти Медоры, исчезает.

В портретной характеристике Конрада как "байронического" героя присутствуют черты "демонизма", подчеркивающие контраст бунтаря й мятежника с его окружением:

Щека в загаре, белое чело, 
Волна кудрей - как ворона крыло; 
Изгиб губы невольно выдает 
Высокомерной мысли тайный ход... 
Он гнев и страх внушает всем...

Причина отчуждения и одиночества Конрада - разочарование в людях, их достоинствах, идеалах, но за этим разочарованием стоит неприятие всего сущего порядка вещей. В мире жестокости, обмана и фальши мелкие души приходят к тупому повиновению, а сильные - к подвигу или злодейству. "Был слишком горд, чтоб жизнь влачить, смирясь, // И слишком тверд, чтоб пасть пред сильным в грязь",- говорит Байрон о своем герое. Конрад восстал, но не нашел путей к добру, хотя был создан для него. Он ранил свою душу, но не утратил ее: "Как сушит грудь усталую, заметь, // О прошлом дума, горькая, как смерть". Конрад преступен и благороден, жесток и нежен, его душа полна противоречий, она - тайна, загадка для всех.

Герои "восточных поэм" понимают, что, несмотря на свой протест, они не могут изменить мир, сделать его лучше и справедливее, Бесперспективность усиливает их разочарование, ведет к трагической развязке. Они все умирают, хотя не покоряются, не примиряются с враждебным миром.

Для лирического стиля Байрона характерны взволнованность, эмоциональность, экспрессивность. Повествование прерывается вопросами, обращениями автора к герою и читателю, отступлениями, много драматических диалогов и лирических монологов; описания экзотической природы проникнуты личными чувствами. Благодаря Байрону романтическая поэма получила широкое распространение в европейской литературе. Исследуя "историю души", она прокладывала путь психологическому роману.

Один из лучших поэтических циклов Байрона - "Еврейские мелодии" (1815). Трудно найти аналогии в предшествующей Байрону поэзии, где бы такую огромную роль, как в его стихотворениях, играла личность автора. Лирике Байрона свойственны редкие искренность и страстность (поэт обнажает душу, не скрывая своих мук и радостей, любви и ненависти), сочетание глубокой мысли и обостренного чувства, стремление к философским обобщениям. Стихотворения Байрона во многом автобиографичны и родственны "восточным поэмам": для их лирического героя также характерны "мировая скорбь", непримиримость и свободолюбие, велико значение любви.

Скорбное и активное начала чередуются в "Еврейских мелодиях". Продолжая традицию Мильтона и Блейка, автор обращается к библии, переосмысляя ее образы в соответствии с собственными раздумьями и переживаниями, связанными с его временем. Настроением трагического одиночества и мрачной меланхолии наполняется библейский сюжет в "мелодии" "Душа моя мрачна". Восточный царь Саул призывает к себе юного воина и певца Давида, чтобы тот песней облегчил его страдания. В прекрасном переводе Лермонтова это стихотворение сохраняет библейский мотив, но утрачивает имена Саула и Давида, что еще более углубляет личное. Беспредельны переживаемые героем тоска, отчаяние, страстное желание исцелиться с помощью слез.

Я говорю тебе: я слез хочу, певец,
Иль разорвется грудь от муки. 
Страданьями была упитана она,
Томилась долго и безмолвно; 
И грозный час настал - теперь она полна,
Как кубок смерти, яда полный.