Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Романтизм - Английская литература - Перси Биши Шелли

Перси Биши Шелли
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




В 1814 г. Шелли понял, что брак его совершенно неудачен. Харриет родила ему двоих детей, но пыталась несколько раз покончить с собой и благодаря вмешательству Пикока Шелли смог уехать с Мэри Годвин и ее пятнадцатилетней сводной сестрой, Джейн Клэр Клермонт, ставшей впоследствии любовницей Байрона.

Шелли путешествовал вместе с Мэри и Клэр в течение некоторого времени и не расставался с ними до самой смерти. Он написал также, ив закончив ее (что, впрочем, было в моде у романтиков), новеллу «Убийцы» (1814), затем записал свои впечатления от путешествия по Швейцарии, Германии и Франции в дневнике «История шести недель путешествия», потом вернулся в Лондон.

Творчество Шелли являет собой образец романтического визио­нерства, импульсивного вдохновения и чрезвычайно беспорядочной скитальческой жизни, поставленной как бы в зависимость от подтвер­ждения своих морально-нравственных ценностей и политических идей.

В конце лета 1815 г., живя в Лондоне в Виндзорском большом парке, он создал поэму «Аластор», опубликованную в 1816 г. Аластор — транслитерация с греческого, означает «злого духа или демона одино­чества», который приводит поэта к гибели. Поэт разочарован своими личными неудачами и не понят толпой. Шелли использует милтоновский белый стих, описывая собственные скитания (опять типично романтический мотив странствий) в юности. Поэт уподоблен герою, отчужденному и разочарованному, покинувшему свой постылый дом, любимую и преследуемый собственным неутолимым идеалом любви, гонится за химерическим счастьем и, не найдя его, погибает в полном одиночестве где-то в индейских Кавказских горах. Реальность и сон переплетены настолько, что сквозь причудливую канву повествования проступающие образы Востока, то в виде девушки, танцующей эроти­ческие танцы, то в виде покинутой арабской возлюбленной, кажутся так же нереальными, как и страны, через которые проносится вообра­жение мятежного поэта-скитальца.

Поэма необыкновенно красива и музыкальна, это было первое произведение Шелли, которое было отмечено читателями и критикой.

Лето 1816 г. Шелли провел в Женеве на Женевском озере на вилле Диодати, где в свое время останавливался слепой Мильтон. Там же произошла историческая встреча с Байроном. В один из темных грозовых вечеров общество, наслаждаясь беседой, решило посостязать­ся в написании страшных готических историй. К поэтам и их возлюб­ленным присоединился и личный врач Байрона Джон Полидори. Победу одержала юная Мэри Годвин, написавшая «Франкенштейна». Шелли и Байрон, по существу, пошли по хорошо изведанным роман­тическим тропам, уже освоенным лейкистами. И не случайно два произведения — «Гимн интеллектуальной красоте» и «Мон Блан», навеянные Вордсвортом, были созданы именно в Швейцарии. Осенью 1816 г. Харриет утонула в Серпентине, что позволило поэту жениться на Мэри Годвин и начать судебный процесс о возвращении ему детей, отобранных по ходатайству Харриет, но он не добился решения в свою пользу, что повлияло на его мироощущение, настроение. Расколотость сознания отразилась в поэтических фрагментах, отмеченных неверо­ятной выразительностью, глубиной, чувств, в частности, в послании «Лорду канцлеру». Мечта Шелли создать общество себе подобных, кажется, состоялась. Его дружеские связи с Ли Хантом, Китсом, Хэззлитом и другими либералами, группировавшимися вокруг журнала «Экзаминер», были прочны и постоянны. Пикок, ставший близким другом семьи Шелли, нарисовал комический пародийный портрет Шелли в образе Скайсропа Глаури, мрачного вертеровского юноши в «Поместье кошмаров».

Новый этап в творчестве Шелли начинается в 1817 г., когда поэт поселился с семьей в Марлоу. В это время были созданы некоторые полемические политические статьи, составившие целую серию под названием «Отшельник Марлоу». Одновременно Шелли работал над несколькими произведениями. Наиболее показательными для этого года были «Эссе р христианстве» и поэма «Лаон и Цитна», названная при публикации «Возмущение Ислама, революция в Золотом городе, или Видение XIX столетия». Главная тема поэмы — осмысление Французской революции, транспонированной в восточную декоратив­ность. Написана спенсеровой строфой, ей предпослано прозаическое вступление, в котором осмысляются уроки революции. Поэма состоит из 12 песен. Восстание в Золотом городе поднято братом и сестрой Лаоном и Цитной.

Поэма поражает смелостью философских и политических рассуж­дений, удивительным сочетанием изысканной утонченности картин и образов, созданных романтическим воображением, мятежным духом, который хотел охватить огромные события современности и облечь их в понятную всем смертным форму, нисколько не утрачивая ни глубины и значительности поставленных проблем, ни совершенства поэтиче­ского языка. Можно только удивляться прозорливости и точности определения Шелли итогов революции, нравственных уроков, которые вынесло человечество. «Французская революция, — пишет Шелли в предисловии, — может быть рассматриваема как одно из тех проявле­ний общего состояния чувств среди цивилизованного человечества, которые создаются недостатком соответствия между знанием, сущест­вующим в обществе, и улучшением или постепенным уничтожением политических учреждений. 1788 год можно принять как эпоху одного из наиболее важных кризисов, созданных подобными чувствами. Вле­чения, связанные с этим событием, коснулись каждого сердца». Шелли рассуждает как талантливый и глубокий политик, связывающий разо­чарования в надеждах людей на развитие свободы и справедливости с характером современной литературы.