Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Романтизм - Английская литература - Вальтер Скотт

Вальтер Скотт
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Вальтер Скотт — создатель исторического романа, поэт, перевод­чик, издатель и популяризатор английской литературы. В. Скотт ро­дился в Эдинбурге в семье процветающего адвоката и дочери профессора университета.

Жизнь и творчество писателя тесными узами связаны с родной Шотландией, ее природой, обычаями, народом, историей. Именно в Шотландии происходило формирование натуры впечатлительного бо­лезненного мальчика, хромого от рождения: странная семья, где вы­жившим новорожденным давали те же имена, что и их умершим предшественникам, необыкновенно естественное и органичное вхож­дение в родную среду, несмотря на благородный акцент, приобретен­ный Вальтером в Бате, куда его возили лечиться. Устная традиция декламирования народных баллад, сказок и легенд, бытовавшая в доме Скоттов, способствовала развитию художественного вкуса и интереса к чтению. Обучение в университете и получение звания адвоката подтверждали достаточно высокое социальное положение семьи. В то время адвокаты были лидерами эдинбургского общества, они образо­вывали культурную элиту. Шотландский закон был более римским (или гражданским) по своей философии, подтверждающим не изначальные права, но современный общественный порядок. Для Скотта было важно признавать авторитеты известных юристов, включая собствен­ного отца. Он завоевал звание адвоката тяжелым трудом, начав с самой нижней ступени служебной лестницы.

Именно в период упорного труда Скотта по овладению юриспру­денцией формировалось его мироощущение, симпатии и антипатии. Ему повезло с учителями, поскольку университет в ту пору мог гордиться блестящей плеядой известных ученых: Д. Хьюм и Д. Стюарт, А. Фергюссон и Г. Макмастер научили Скотта неистребимой вере в прогресс, влиятельному рационализму просветителей.

Немецкое влияние возникло у Скотта неслучайно. Скотт был увлечен скандинавской мифологией и европейской культурой, чему способствовало его членство в Философическом обществе. За пять лет с 1791 по 1796 г. Скотт не раз выступал с сообщениями об интересу­ющих его проблемах на заседании общества, имел немецкого преподавателя Энтони Уиллиха, познакомившего его с великими творениями Шиллера. Дружба с известным адвокатом Уильямсом Эрскином способствовала дальнейшему вниманию к немецкой драме и романтическим произведениям, а также потребности попробовать свои силы в переводе. 1789 — 1792 гг. — период интеллектуального роста Скотта, формирования его характера. В 1791 г. он получил звание адвоката, приобрел престижную профессию, перестал быть просто мечтателем и стал двигаться по лестнице успеха дальше. Следующее пятилетие 1792 — 1797 названо его другом Р. Шортридом как период самоутверждения и создания самого себя, что выразилось в чрезвы­чайно активных шагах по обеспечению прочного положения в обществе и семье. В это время он предпринял ряд интересных экспедиций вглубь страны, останавливался в домах своих друзей и знакомых, в том числе в доме знаменитого ученого А. Фергюссона, проявлял исключительный интерес к прошлому Шотландии, ее языку и культуре. Скотт практи­чески исследовал все районы, включая Флодден, озеро Кэтрин, кото­рые потом станут местом действия его повествовательных поэм «Мармион» и «Дева озера». Путешествуя вместе с братом Джоном и Адамом Фергюссоном по Озерному краю, Скотт встретился с Шарлоттой Карпантье, и менее чем через год после их знакомства состоялась свадьба. Став квартирмейстером шотландского полка драгун, Скотт как бы утолил свое почти рыцарское стремление к воинской славе, полковой жизни, скачке на лошади, которые заставляли его забыть о врожденной хромоте.

Антиквариат, увлечение предметами старины для Скотта имело принципиальное значение. В восемнадцатом столетии интерес к анти­квариату был респектабельной и во многом привлекательной техникой исторического исследования.

Как историк, Скотт имел перед собой по крайней мере двух личностей, которые воспитали в нем любовь к материальной культуре, древностям, — дипломата лорда Элгина и адвоката Роберта Шортрида. В их судьбе тесно переплетались профессиональные интересы, связан­ные с карьерой и страстью к коллекционированию антиквариата. Это особенно привлекало Скотта, не собиравшегося отказываться от адво­катской практики. Он, конечно, был более расположен к философии истории, которой увлекался во время обучения в Эдинбургском уни­верситете. Его сознание сформировали такие деятели Просвещения, как Стюарт, Хью Блэр, А. Смит. Работы философов-историков Алек­сандра Титлера, Дэвида Хьюма и Адама Фергюссона наделили его чрезвычайно современным пониманием истории и исторического про­гресса.

Шарлотта любила светскую жизнь, и в Эдинбурге она открыла свой небольшой салон, где собирались интересные люди, и это общество стало прообразом будущей жизни в собственном поместье Эбботсфорде. Состоялось знакомство Скотта с большим знатоком древней исто­рии, страстным библиофилом Ричардом Хебером, который стал главным консультантом Скотта при написании «Песен шотландской границы». Проект издания был поддержан его бывшим соучеником школьным другом из Келсо Джеймсом Баллантайном.

Первоначально Скотт замыслил издать тоненький томик баллад на манер Томаса Перси «Памятники древней английской поэзии» (1765), который сочетал бы популярность с хорошо известными и принятыми стандартами так называемой баллады странствий. Скотт отталкивался от пограничной баллады (т.е. баллады,создаваемые на границе Англии и Шотландии), Перси «Хоуарден» и комментария, содержащегося в эссе «О балладах и песнях», согласно которому пограничный край был колыбелью баллады.