Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Романтизм - Английская литература - Вальтер Скотт

Вальтер Скотт
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




В комментариях Скотта объясняется, что это была решающая битва 1485 г. между Ричардом III и Генри, графом Ричмондом. Ричард был убит, а его победитель стал королем Генрихом VII, первым из династии Тюдоров. Битва ознаменовала конец войны Алой и Белой Роз, которая была фатальной для многих английских дворян. Портрет Мармиона предвосхищает описание портретов посланников Карла Смелого герцога Бургундского из «Квентина Дорварда». Вели­колепное знание материальной культуры описываемой эпохи не сде­лало описание статичным и безжизненным, напротив, отдельные детали весьма оживили повествование. Например, герольд, протрубив­ший о прибытии Мармиона, на своем боевом коне вырвался из свиты с быстротой молнии и сразу же пробудил спящий замок: задвигались, зашевелились ночные сторожа, воины, несущие дозор слуги.

Подробное описание свиты и огромного количества окружавших посла людей также известны читателю по готическому роману Г. Уолпола «Замок Отранто», что лишний раз доказывает, что в поэзии и прозе происходили аналогичные процессы — «ромэнс» превращался в «новел», медленно уступая дорогу современному роману, который еще только начинал заявлять о себе. Читатель сразу же погружался в драматичную и чрезвычайно богатую событиями историю, которая весьма напоминала и современность. Гостеприимство на границе с Шотландией тоже весьма своеобразное, оно не сулит полного осво­бождения от тягостных дум о постоянных военных конфликтах и пограничных ссорах. Интродукция ко второй песне посвящена Джону Мэрриоту, автору нескольких баллад, опубликованных Скоттом в «Песнях шотландской границы», а интродукция к третьей песне по­священа ближайшему другу Скотта, известнейшему адвокату Уильяму Эрскину.

Именно в этой вводной части к песне Скотт упоминает события недавнего прошлого — поражение Пруссии при Иене, быстро восходящую звезду Бонапарта. Теперь очевидно происхождение этих интродукций и их место в английской поэзии, объединившей две традиции — восемнадцатого века и девятнадцатого. С одной стороны, вспоминается поэма Томсона Д. «Времена года», построенная по тому же принципу с посвящениями знатным особам и философскими рассуждениями о вселенной, о космогонии, т.е. со всеми присущими ей атрибутами ученой поэзии XVIII в., с другой — лиро-эпическая поэма романтиков, в которой соседствует история героя и история страны, народа, размышления о международных событиях и эпизодах частной жизни и опять-таки посвящениями известным лицам — друзьям и соратникам Байрона. Таким образом, эпическая поэма Скотта характеризуется эпическим историческим фоном и чрезвычай­но лирическим характером представления событий, преподносимых заинтересованным автором, для которого описываемые места родные, до боли знакомые, наполнены воспоминаниями о собственных про­гулках и размышлениях. Так рождается романтическое чувство фило­софии истории, оно возникает как бы изнутри творящей личности и вбирает в себя опыт предшествующих веков, оказывающих воздействие на современность.

Сухие научные рассуждения, исторический материал оживают в диалогах с самим собой, со своими близкими друзьями и единомыш­ленниками, известными поэтами и учеными, адвокатами и офицерами. Так, Джеймс Скин, входивший, как и Скотт, в полк легких кавалерий­ских драгун, которому посвящена интродукция к четвертой песне, называемой «Битва», был хорошим товарищем Скотта. Но именно его имя навеяло Скотту целый рой великолепных стихотворных цитат и аллюзий из Шекспира, из «Укрощения строптивой» и «Как вам это нравится».

Богатство эпической поэзии, не раскрытое до сих пор нашими историками литературы, заключается не столько в самих текстах, сколько во всем обрамлении, маргиналиях, которыми щедро снабдил Скотт свою поэму «Мармион». Помимо глоссария, дается полный исторический и культурный словник, воспроизводящий эпоху и вхождение в эту эпоху самого Скотта.

В комментариях к поэтическим произведениям Скотта можно найти интересные этнографические детали, лингвострановедческие особенности, относящиеся к национальному характеру шотландцев или англичан. Скотт нередко проявляет исключительно тонкую на­блюдательность и внимание к этимологии слов. Например, рассказывая о сторожевой башне Донжон, отмечая ее многофункциональный ха­рактер, особо выделяя нижнюю часть, служившую тюрьмой, писатель открывает происхождение слова «темница» (dungeon) —именно тем­ница, а не тюрьма «prison». В самом смешанном типе повествователь­ной поэмы, состоящей из нескольких песен, имеющих определенные названия, можно увидеть черты будущего исторического ромэнс. В повествовательной структуре содержится много поэтических отрывков, как бы увеличивающих лирические возможности эпического произве­дения.

Особое место в творческой биографии Скотта занимает литератур­но-критическая деятельность. Им написано более ста статей для «Эдинбургского» и «Ежеквартального обозрений», а также многочис­ленные вступительные статьи к произведениям, составляющим мону­ментальную серию «Библиотеки Баллантайна» —издателя, с которым связывала Скотта дружба. Тематика статей отражает многообразие интересов Скотта, его пристальное внимание к народным обычаям и традициям, суевериям и верованиям, обрядам и праздникам. Шотлан­дский патриотизм Скотта не был замкнутым и националистическим, что особенно важно для дальнейшей судьбы его исторических романов.