Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Романтизм - Английская литература - Вальтер Скотт

Вальтер Скотт
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Но если автор хочет оставаться в одиночестве и припишет себе все объяснения удивитель­ных событий, то читателю остается требовать от него полного, ясного и естественного объяснения. Каждый читатель таких произведений должен помнить обстоятельства, при которых объяснение таинствен­ных происшествий в повествовании дается с равной степенью вероят­ности, независимо от того, насколько серьезно и основательно вмешательство потусторонних сил в развитие событий. Откровенное признание действительного существования призраков и привидений представляется нам более естественным и гармоничным для древних времен и поэтому с познавательной точки зрения они произведут большее впечатление на читательское сознание, чем любая попытка автора сопоставить предрассудки феодальных времен с философским скептицизмом нашего времени, соотнося все эти таинственные собы­тия и происшествия с существованием магических фонарей, потайных дверей, говорящих предметов, оживающих картин и статуй и всего, что обычно связывают с немецкой фантасмагорией. Показательно, что Скотт, сам немало потрудившийся над немецкими переводами и интересующейся немецкой готикой и рейнскими легендами, пытается подчеркнуть различие между двумя разновидностями готики — анг­лийской и немецкой. Скотт считает автора «Замка Отранто» непрев­зойденным мастером повествовательной техники, сохраняющим един­ство композиции, несмотря на огромное количество происходящих событий в многочисленных эпизодах, наполненных величия и Возбуж­дающих читательский интерес. Скотт полагает, что Уолпол обладал замечательным стилем, точным и импрессивным, счастливо сочетал сверхъестественное с человеческим интересом при воссоздании харак­тера эпохи, ее обычаев и языка, великолепно живописал характеры. В «Жизни романистов» Скотта прекрасная глава написана об Анне Рэдклифф и М.Г. Льюисе, обозначившая интерес Скотта к нестабильности жанра романа, не расставшегося со штампами «ромэнс» и не принявшего еще современные контуры.

Главное вни­мание уделено тем особенностям письма каждого автора, которые делают их произведения приметой времени, но не оставляет их в веке, когда они были созданы. Скотт-критик всегда подчеркивает то новое, что завещано будущим поколениям, читателям и писателям.

Безусловно, разнообразные способности Скотта, проявлявшиеся с такой очевидностью в его литературно-критических статьях и эпиче­ских повествовательных поэмах, только помогали формировать его как романиста, создателя исторического романа. Конечно, у Скотта были предшественники — антикварный, готический исторический роман, но то были лишь наброски, эскизы, подсказки для создания нового типа романа. Его исторический роман —это роман нового времени. Именно длинная история восприятия его романов в России породила много читательских штампов, часто возникающих по причине знаком­ства с произведениями Скотта не в оригинале, а в переводе. Для Скотта-романиста существовало три рабочих языка, на которых он писал и думал, — французский, шотландский и английский, функци­ональность и использование которых создает удивительный эффект переключения из одного типа мышления, в другой, что особенно важно для представления исторических событий, происходящих в разных странах, в разные исторические периоды. Для Скотта язык означал и систему мышления, и культурную парадигму, и особый менталитет, создающий ядро нации. Вместе с тем переключение персонажей с одного языка на другой помогало представить себе иные страны, иные нравы, иные привычки и обычаи, традиции и предрассудки.

Обращение к историческому роману было неизбежным следствием поисков Скоттом адекватного отражения исторических событий в культурной памяти человека. «Уэверли» — первый исторический ро­ман, сразу ознаменовавший несколько важных открытий Скотта. Он был шотландский по месту действия, историческим событиям, но он был первым произведением, в котором исторические события отнесе­ны на 60 лет назад и еще были живы те, которые были или участниками или свидетелями этих событий, в отличие от готических романов, где чаще всего действие отнесено в далекое феодальное прошлое.

В дальнейшем Скотт станет великим волшебником, оживляющим мертвые документы, исторические события и литературные источники. Для писателя было важнее увидеть отблеск событий 1745 г. на жизни своих современников, при этом не забывая о том, что это и оригиналь­ное беллетристическое историческое произведение. Это действитель­ная жизнь молодого человека, с удивлением для себя оказавшегося в гуще восстания якобистов, хотя временами кажется, что это не главный герой записывает свои мысли, но истинный реальный участник шот­ландского мятежа, любезно предоставивший свои записи рассказчику или герою. Скотт начал писать «Уэверли» в 1805 г., когда он закончил «Песнь последнего менестреля» и работал над «Драйденом» и много писал для «Эдинбургского обозрения». Подлинные исторические до­кументы, положенные в основу книги, представлены неформально, неофициально, а иногда просто как свидетельство происходящего. Закончен был роман в 1814 г. Структура книги весьма любопытна. Статично-декоративный фон составляют исторические события, свя­занные с передвижением претендента Карла Эдуарда Стюарта по Шотландии. Поскольку военных успехов мало, то исторические эпи­зоды весьма статичны.