Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Романтизм - Английская литература - Вальтер Скотт

Вальтер Скотт
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Он и продолжает описывать приготовления к выходу сэра Хильдебранда и его сыновей, но свои наблюдения он как бы подправ­ляет будущими открытиями. Эти мелкие вкрапления вроде «как я потом выяснил», «как я потом узнал» усиливают живость и непосредствен­ность описания и опровергают мысль самого автора, высказавшего опасения в предисловии, что рассказанное одним другом, услышанное другим теряет часть своего очарования, когда публикуется. Последо­вательность появления тоже подчеркивает специфику уклада жизни в замке: вбежали и вошли восемь собак, домашний капеллан, деревен­ский доктор, шесть кузенов главного героя и его дядя. Из разговора с Дианой Фрэнк узнал, что религия играет в их жизни исключительную роль, что они правоверные католики.

Фрэнк описывает своему другу Трэшему портреты кузенов, он замечает их спортивную выправку, силу, отсутствие интеллекта, ком­пенсированное уверенностью в себе и в своих способностях вести соответствующий образ жизни. Исключение составлял Рэшли —не­высокий, хромой, черты лица неправильны, но глаза живые, полные скрытого огня, а главное —он обладал необыкновенно богатым мо­дуляциями голосом, что обнаружилось в его приветствии и составило дополнительную приветливость, высказанную по отношению к гостю. Любопытно, что именно Диана помогает Фрэнку с ходу, с первого взгляда составить групповой портрет. В них, представителях семейства Осбалдистона, одни и те же качества спортсменов и охотников, но располагаются они и перемешиваются в разной последовательности. Герой, однако, хочет знать все сразу о Диане. Случай сводит его с садовником Эндрю Фэрсервисом, шотландцем, осторожным, сметли­вым и разумным. Диалог Фрэнка и садовника является, по существу, первым романным диалогом. Описание дорожных встреч и приключе­ний героя, скорее предназначалось для письма другу, больше содержало размышлений.

Преследуемый разгулявшимися и захмелевшими род­ственниками, Фрэнк спасается в саду, где и слышит впервые слово «якобит». Кажется, именно это слово для Эндрю было самым значи­тельным из произнесенных определений молодой леди. Отголоски эпистолярного романа, столь популярного в Англии в XVIII в», часто дают о себе знать в обращениях героя к своему другу, обращениях, которые прерывают его повествование, в частности, его размышление о мастерстве ведения беседы и красноречии Рэшли. Этим кончается X глава. Фрэнк настойчиво ищет себе если не друзей, то, по крайней мере, компаньонов, близких по духу, образованию и воспитанию. Среди семейства Осбалдистонов —он иностранец, француз, как они его называют, даже дядя не скрывает своего раздражения против него, хотя и вынужден считаться с его пребыванием в доме. Скотт использует все новые и новые возможности характеристики персонажей, даже когда они лишены возможности действовать. Самоанализ и внутренний монолог помогают разобраться в сложных поворотах судьбы, в натуре человека. Скотт действительно пишет о людях, а не обычаях. Обычаи наблюдаются и коллекционируются открывающим для себя мир мо­лодым неопытным героем, поэтому его соображения особенно ценны. Они лишены предвзятости умудренного опытом человека, процесс познания раздвигает повествовательную структуру, вносит некоторое разнообразие в ритм, тем более, что часто соотносится с эпистолярным жанром. Среди удачных новаций Скотта в создании характера — подробная характеристика деловых и личных качеств Осбалдистона-старшего, даваемая его сыном Фрэнком Рэшли. Словесная живопис­ность сравнивается умным и проницательным Рэшли с живописью Ван Дейка, известного своим глубоким проникновением в существо пси­хологии изображаемого на портрете лица.

Вместе с тем, «Роб Рой» больше похож на готический роман или «ромэнс», чем предыдущие романы Скотта. Действие романа сосредо­точено в замке Осбалдистон-холл. Одно из излюбленных мест героев — готическая библиотека, находящаяся в той части замка, которая, по свидетельству слуг, населена привидениями. Сам Фрэнк видит стран­ные тени в библиотеке по ночам. Роб Рой — фигура благородного разбойника, бескорыстно служащего делу претендента, — появляется во второй половине романа, хотя читатель догадывается о его вмеша­тельстве в дела семьи Осбалдистонов. Он действует под разными именами, причем не случайно выбранными, а принадлежащими ему по праву, ибо он принадлежит древнему роду. Сама местность, которая сейчас называется, как и во времена Скотта, «страной Роб Роя», — историческая местность, романтически сказочная, связанная с кельта­ми, недаром среди жителей ходит легенда об эльфах, танцующих на полянах и в долинах Верхней Шотландии. С готическим романом роднит «Роб Роя» и фигура Рэшли —отъявленного злодея, злобного и коварного иезуита, который ненавидит все и вся, даже перед смертью он не смягчается и изливает потоки злобы и ненависти на Фрэнка. Для усиления драматизма в представлении этого героя Скотт использует шекспировские аллюзии.

Фигура хромого короткошеего Рэшли сравнивается с Ричардом III, а его умение вести хитрую и коварную интригу — с Яго. Скотт как бы на время устраняет своего благородного героя и вторгается в повест­вование, напоминая читателю, что он все-таки автор, хотя мы часто слышим обращение к Уиллу Трэшему. Скотт помещает введение после романа, объясняя название и необходимость рассказать историю клана, который когда-то был могущественным, а потом был сметен другими, более удачливыми кланами Верхней Шотландии. Сам Роб Рой, как и его жена, напоминающая амазонку и храбрую воительницу, глава клана. Элен МакГрегор может в отсутствии мужа распорядиться казнью и утопить англичанина, отругать сыновей за отсутствие наход­чивости и мужества (старшему всего двенадцать лет) и очень учтиво, по-английски, разговаривать с теми, кто является другом Роб Роя.