Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Французская литература - Виктор Гюго

Виктор Гюго
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




В драме «Мария Тюдор» (1833) романтическим героем оказался уже не бунтарь и отщепенец, а рабочий собрат тех, кто выступил под черным знаменем лирнрких ткачей с призывом «Хлеб или смерть!». А в драме «Рюи Блаз» (1838) лакей, оказавшись у власти, олицетворяет народ, единственную силу, способную спасти гибнущую страну.

В 30-е годы во Франции в атмосфере усиления политической и социальной борьбы Гюго уделяет театру огромное внимание. Будучи уверенным в его просветительной и воспитательной функциях («Театр — это трибуна. Театр — это кафедра»), Гюго выступает за театр революционный, поистине народный, «...обширный и простой, единый и разнообразный, национальный по историческим системам... всеобъемлющий по изображению страстей».

Мысли о театре он высказывал в предисловиях к своим драмам 30-х годов, которые представляют собой манифесты литературного и политического сопротивления. Контекст их различен, но всюду они связывают воедино движение истории и движение искусства. Из предисловий к драмам следует, что поэт постоянно стремился к усовершенствованию своей теории. Драматург явно тщательно отбирал исторические полотна для своих пьес, усиливая их эпическую тональность, отчего выигрывал и социальный анализ. В политической обстановке Испания начала XVI, конца XVII веков («Эрнани», «Рюи Блаз»), в эпохе Франциска I, видного представителя французского абсолютизма («Король забавляется»), или Англии XVI века при королях династии Тюдоров, в период расцвета абсолютизма («Мария Тюдор») Гюго искал материал, который мог бы верно отобразить деспотизм государства по отношению к личности. Демократизм театра Гюго усиливает и выбор главного героя, человека из низов общества, либо вовсе деклассированного, чей индивидуальный бунт подчас превращается в бунт против господствующих классов, против всего строя.

Все драмы Гюго — это сочетание политики и фантазии, буффонады и поэзии. Поэзии потому, что главной ценностью театра Гюго были завораживающие своей музыкой прекрасные стихи. Но и это не спасло его очередную пьесу «Бургграфы» (1843): после тридцать третьего представления драма была снята с репертуара, и Гюго прекратил писать для сцены. К 1843 г. интерес к романтическому театру упал: условность его характера стала столь же неестественной, как и нормативность классицистического театра в прошлом.

В 30-е годы, помимо пьес, Гюго создал несколько поэтических сборников. В «Осенних листьях» (1831) поэт меняет свою творческую манеру: в стихах, посвященных семье, детям, теме милосердия, она становится камерной. Но все же он не порывает связи с насущными проблемами своего времени; герой этого сборника размышляет о судьбах человечества, чувствуя ответственность за неустройство, неблагополучие общества. Он полон сочувствия и любви ко всему человечеству, особенно к угнетенным и обездоленным. И действительно, люди из народа, простые труженики, становятся героями его следующего сборника стихов «Песни сумерек» (1835). Характер «сумеречных» настроений в сборнике оказался результатом сомнений, тревог, раздумий, вызванных послереволюционными событиями во Франции.

Июльская революция принесла не прогресс, а установление господства крупной буржуазии. Временами отношения Гюго с режимом становились напряженными, хотя он по-прежнему оставался официальным поэтом. В этот период произошло знакомство Гюго с идеями Сен-Симона, Фурье, вследствие чего вопросы социального неравенства чрезвычайно взволновали поэта. В стихах сборника осуждается безнравственность и бессердечие буржуа («Пиры и празднества», «Бал в ратуше»), равнодушие общества к нуждам, страданиям народа, которое быстро забывает имена своих героев («Канарису»), осуждается малодушие, трусость, скептицизм, царившие в современной действительности («Ему двадцатый шел...»). Поэт-лирик здесь превращается в сатирика, что не мешает ему и в тяжелые времена «сумерек» оставаться в рядах тех, «кто надеется» («Прелюдия»). Поэт — воин в представлении Гюгo, и его лира должна бороться с тьмой, мраком, бурями, горем, бороться за счастье.

Кроме стихов на политическую тему, в сборнике «Песни сумерек» можно обнаружить и другую линию —лиро-эпическую. В сборнике есть ряд настоящих шедевров, стихотворений о любви, посвященных Жюльетте Друэ, актрисе, ставшей с 1833 г. его подругой на всю жизнь; прекрасные стихи о Наполеоне, наполненные почти сыновними чувствами («Спи! Мы найдем тебя в твоем гнезде орлином!» и др.), трогательные стихи, относящиеся к жене.

В стихотворных сборниках конца 30-х годов — «Внутренние голоса» (1837), «Свет и тени» (1840) — поэтическое мастерство набирает силу. Элегические мотивы для них так же характерны, как и сатирические, а порою голос лирического героя обретает проповедническую тональность. Размышляя над сокровенной природой вещей, поэт осознает и свою миссию поэта как миссию историка, пытающегося влиять на события страны! И как бы лирическому герою ни хотелось обрести покой, гармонию, тишину, любви, это мало, недостаточно тому, кто стремится стать «вожаком дум».

В 30-е годы Гюго — признанный поэт и драматург — был еше и талантливым романистом. Первый свой роман «Ган Исландец» он опубликовал в 1823 г. Действие романа происходит в Северной Норвегии в XVII в., в нарочито необычной атмосфере. Орденер, герой романа, отправляется на поиски шкатулки с бумагами, которые могли бы оправдать Иогана Шумахера, бывшего канцлера, ныне узника, отца возлюбленной героя. Пройдя через многие перипетии и авантюрные происшествия, юноша встречается с палачом, с получеловеком-полузверем Ганом, становится жертвой восстания рудокопов, участвует в восстании. Правда, развязка романа оказывается счастливой: оправдан Шумахер, восставшие добиваются победы. И заслуга в этом не Орденера. Под этим именем скрывается барон Гарвик, в будущем просвещенный монарх, а сейчас друг и союзник народа, за чьи интересы он борется.

В «Гане Исландце» автор правдиво изображает трудящиеся массы, его симпатии на стороне справедливых требований рабочих, он понимает и причины, побудившие их поднять восстание. Прозорливость Гюго — в его понимании, что при всем равнодушии к вопросам политики рудокопы способны совершить революцию, если их экономические требования не будут приняты и удовлетворены. Образы восставших рудокопов — не безликая народная марса. Люди из народа (рудокопы Норбит, Коннибаль) отличаются благородными и возвышенными чувствами. Кроме рабочих-рудокопов, Гюго создает зарисовки разнообразных характеров: крестьян, суеверных и робких, охотников и рыбаков.