Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Французская литература - Виктор Гюго

Виктор Гюго
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




«Бюг Жаргаль» —роман исторический. Одной из важнейших особенностей исторического жанра в конце 20-х годов было воспроизведение нравов и обычаев народа. Что касается исторической основы, то в «Бюг Жаргале» ею является действительный факт—восстание негритянских племен во французской колонии Сан-Доминго в 1791 г. В «Бюг Жаргале» рассказывается о политической ситуации в республике и о борьбе партий в лагере белых. Каково же соотношение «правды» и «вымысла» в историческом романе, занимающее писателей-романтиков в эти годы? Их целью в конечном итоге было воссоздание духа эпохи, поэтому так тесно переплетаются в историческом романе правда (исторические события и исторические персонажи) и вымысел (романтическая интрига и вымышленные персонажи). Конкретные исторические факты должны были подчиняться творческому воображению художника. Эту мысль высказывал Гюго еще в статье о «Квентине Дорварде» Вальтера Скотта, подчеркивая, что предпочитает «верить роману, а не истории», так как «моральную правду» он ставит «выше правды исторической». Гюго-романист подходит к истории с точки зрения общечеловеческих добра и зла, любви и жестокосердия, единых и незыблемых для всех эпох.

В этом смысле «Собор Парижской Богоматери» (1831) В. Гюго стал лучшим образцом исторического романа, вобравшим в себя живописно воссозданную разнообразную картину средневековой французской жизни. Что касается исторических событий, то писатель совсем отказался от их изображения, чтобы устранить все препятствия к свободному воспроизведению истории, В романе указано только одно историческое событие (приезд послов для заключения брака дофина и Маргариты Фландрской в январе 1482 г.), и исторические персонажи (король Людовик XIII, кардинал Бурбонский) оттеснены на второй план многочисленными вымышленными персонажами. Правда, ни одно из имен второстепенных действующих лиц, в том числе Пьер Гренгуар, не придумано Гюго, все они взяты из старинных источников, что говорит о тщательной подготовительной работе писателя над романом.

Гюго занялся XV веком, так как считалось, что это был критический момент в истории — переход от средневековья к новому времени. Писатель стремится к раскрытию преемственности событий прошлого и настоящего (размышления о событиях своего времени запечатлены в книгах третьей и четвертой романа).

Собственно романтические черты романа проявились в ярко выраженной контрастности «Собора», резком противопоставлении положительных и отрицательных характеров, неожиданном несоответствии внешнего и внутреннего содержания человеческих натур . Одушевляя «средневековый», «археологический» роман, Гюго остается верен «местному колориту» и с особой тщательностью выписывает темный плащ Фролло, экзотический наряд Эсмеральды, блестящую куртку капитана Феба де Шатопера, жалкие отрепья затворницы Роландовой башни. Той же цели служит скрупулезно разработанная лексика романа, отражающая язык, на котором говорили все слои общества в XV веке; здесь встречаются и терминология из области архитекторы, цитаты из латыни, архаизмы, арготизмы толпы Двора чудес, смесь испанского, итальянского и латинского. Гюго использует развернутые сравнения, метафоры, антитезы, проявляет изумительную изобретательность в употреблении глаголов. Признаком романтизма являются и исключительные характеры в чрезвычайных обстоятельствах. Главные персонажи романа — Эсмеральда, Квазимодо, Клод Фролло — воплощение того или иного качества. Уличная плясунья Эсмеральда символизирует нравственную красоту простого человека, красавец Феб — высшее общество, внешне блестящее, внутренне опустошенное, эгоистичное и вследствие этого бессердечное; средоточием темных мрачных сил является Клод Фролло, представитель католической церкви. В Квазимодо воплотилась демократическая идея Гюго: уродливый внешне, отверженный по своему социальному статусу, звонарь собора оказывается существом наиболее высоконравственным. Этого нельзя сказать о людях, занимающих в общественной иерархии высокое положение (сам Людовик XI, рыцари, жандармы, стрелки — «цепные псы» короля).

Таковы нравственные ценности, установленные писателем в романе и отразившиеся в романтическом конфликте высокого и низкого, где низкое — король, правосудие, религия, т.е. все то, что относится к «старому строю», а высокое —в облике простолюдинов. Именно в Эсмеральде, в Квазимодо, в отверженных Двора чудес видит Гюго народных героев романа, полных нравственной силы и подлинного гуманизма. Народ, в понимании автора романа, — не просто пассивная масса, это грозная сила, в слепой активности которой пробиваются идеи справедливости (только трюаны были способны в едином порыве броситься на защиту безвинно осужденной Эсмеральды). В сценах штурма Собора народными массами заключен намек Гюго на будущий штурм Бастилии в 1789 г., на «час народный», на революцию, которую предсказывает королю Людовику XI гентский чулочник Жак Копеноль.

Экскурсы в историю помогают Гюго объяснить и зарождение свободной мысли у человека, высвобождение его сознания от гнета религиозных догм. Конкретно это показано, например, на облике Квазимодо. Сущность этого «почти» человека (Квазимодо означает по-латыни «как будто бы», «почти») преобразила любовь, и он оказался способным не только разобраться в конфликте Эсмеральды с Клодом Фролло, не только вырвать из рук «правосудия» прелестную плясунью, но и решиться на убийство ее преследователя Фролло, своего приемного отца. Таким образов воплощается в романе тема исторического прогресса. Этот прогресс ведет к пробуждению более гуманной морали (образ Квазимодо, суд трюанов над Гренгуаром), а в более обобщенном смысле — к смене символической «каменной книги средневековья», воплощенной в соборе, и мертвой схоластической мысли, олицетворенной в иссушающей душу учености Фролло, книгой печатной. Просвещение победит религиозное сознание: именно эта мысль заключена в одной из глав романа, носящей название «Это убьет то». «Собор Парижской Богоматери» был крупнейшим достижением Гюго, молодого вождя романтиков. По словам историка Мишле, «Виктор Гюго выстроил рядом со старым собором поэтический собор на столь же прочном фундаменте и со столь же высокими башнями».