Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Романтизм - Американская литература - Эдгар Аллан По

Эдгар Аллан По
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Рассказ «Вильям Вильсон» построен на распространенном в романтизме мотиве «двойничества». Двойник Вильсона, носящий то же имя, постоянно мешает герою рассказа, одержимому желанием творить зло, довести до конца свои бесчестные планы. Проходят годы, а двойник преследует Вильсона в Оксфорде, Париже, Вене, Каире, Риме, Берлине, Москве... Наконец, разъяренный Вильсон бросается на своего вечного противника и наносит ему смертельный удар шпагой. Но в умирающем он видит свое собственное отражение. Последние слова двойника: «...отныне ты тоже мертв — ты погиб для мира, для небес, для надежды! Мною ты был жив, убив меня — взгляни на этот облик, ведь это ты—ты бесповоротно погубил самого себя». Рассказ — притча о том, как человек борется с собственной совестью, медленно убивая ее, а когда наконец убивает, то тем самым уничтожает свою личность, в основе которой лежало сочетание злого и доброго начал.

Герой «Лигейи» рассказывает о свой «возлюбленной супруге», ее сказочной красоте, ее огромных, блистающе-черных глазах, ее необыкновенной учености и мудрости. Но вот леди Лигейю сражает болезнь и она умирает. Ее супруг, мучаясь от безысходной тоски, погружается в навеянные опиумом дреманые грезы и в минуту помрачения приводит к свадебному алтарю белокурую и синеглазую леди Ровену. Молодой жене холодно и страшно в фантасмагорически обставленном старинном аббатстве. Она слышит неясные пугающие звуки и замечает странные движения среди драпировок. Ровена медленно угасает, а затем умирает. Герой рассказа остается с ее укутанным в саван телом. В течение всей ужасной ночи труп то возвращается к жизни, то снова холодеет. И когда завернутая в белое фигура встает и выходит на середину комнаты, оказывается, что это не Ровена, а — леди Лигейя.

Жуткому сюжету соответствует леденящая атмосфера, создаваемая мастерски подобранными устрашающими деталями. Но сквозь настроение тоски и отчаяния пробивается утверждение силы человеческого духа, стремящегося назад, в жизнь даже из загробного мира.

В рассказе «Маска Красной Смерти» эпидемия смертельной болезни выступает как олицетворение неумолимой силы уничтожения: «Кровь была ее гербом, и печатью — жуткий багрянец крови!» Принц Просперо с тысячью своих придворных запирается в укрепленном монастыре, накрепко закрывает все входы и выходы.

И начинается веселье, переходящее в оргию, пир во время чумы. Но вот во время бала-маскарада в зал входит новая маска. Неизвестный шутник осмелился придать себе вид трупа, пораженного Красной Смертью. Принц с кинжалом кидается на страшную фигуру, но, не добежав нескольких шагов, падает мертвым. Под саваном и маской — ничего нет. Это Красная Смерть, воспользовавшись маскарадом, пробралась внутрь. Умирают придворные, угасает пламя в жаровнях, и над всем безраздельно воцаряется Мрак, Гибель и Красная Смерть. Рассказ организован по музыкальному принципу, его часто называют «Симфонией в багрово-красных тонах». Изобразительный талант писателя с пугающей яркостью создает картину разгула сил зла и смерти.

Под деловитостью и хладнокровием Америки Э. По чувствительнейшим камертоном — обостренным чувством и оголенными нервами художника — уловил «ужас души» своего современника и соотечественника, его ночной кошмар, его безотчетный страх, мучающего его «беса извращенности». Здесь, вероятно, слилось многое: и ощущение разлада между «американской мечтой» и реальностью, и страх не выдержать безжалостной конкуренции, обрекающей слабого на гибель, и предчувствие близящегося раскола американского общества — гражданской войны между Севером и Югом, и черная тень южного рабства, подспудно накладывающая на душу груз вины и страха, и те же чувства по отношению к индейцам... В опосредованной, подчас зашифрованной и мистифицированной форме По выразил смутные, но реальные настроения трагического одиночества, пессимизма и надлома.

Несколько «логических» рассказов По заложили основу развития детективного жанра, получившего во всем мире широкое распространение. В трех из них («Убийство на улице Морг», «Тайна Мари Роже», «Похищенное письмо») действует Ш. Огюст Дюпен, первый в ряду знаменитых литературных детективов. С помощью своих блестящих аналитических способностей Дюпен разгадывает тайны и раскрывает преступления. Его метод полностью основан на «математическом» подходе — сопоставлении деталей и выстраивании цепочки умозаключений. Но преступление для Дюпена — только повод для логической игры. Справедливость или возмездие его не интересуют, как и вообще окружающий мир. Он живет «в себе и для себя», отвернувшись от мелочной суеты и меркантильных интересов окружающих. Соединение романтической меланхолии с рационалистическим, исследовательским складом ума делает Дюпена типичным героем прозы По. В то же время черты личности и метод логического анализа Дюпена послужили образцом для всех последующих классиков детективного жанра от А. Конан Дойля до А. Кристи.