Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Реализм - Французская литература - Оноре де Бальзак

Оноре де Бальзак
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Победителем в этой борьбе оказывается сельская буржуазия, представленная ростовщиком Ригу и бывшим управляющим эгским имением Гобертеном. Бальзак показывает, что источник силы Ригу-Гобертенов не только в их возрастающем экономическом могуществе и родственных связях, с помощью которых они подчинили своему влиянию все управление края, но прежде всего в поддержке крестьянства. Выявляя сложные взаимоотношения сельской буржуазии и крестьянства, писатель подходит к решению одной из важнейших социальных проблем своего времени. Он показывает, что поведение крестьянина в послереволюционной Франции определяет всепоглощающая страсть к земле, стремление приобрести ее любым способом. «То, что происходит у нас в долине, — замечает союзник Монкорне аббат Бросет, —наблюдается повсеместно во Франции и коренится в надеждах, посеянных в крестьянстве тысяча семьсот восемьдесят девятым годом». С реставрацией Бурбонов, принесшей уничтожение «национальных имуществ» (государственного земельного фонда, предназначенного для распродажи крестьянству), возможности самостоятельно купить небольшой надел сильно сократились. Теперь крестьяне могли получить землю, как правило, лишь из рук Ригу и Гобертенов. Именно это обстоятельство обусловило небывалый расцвет ростовщичества во Франции первой половины XIX в. Вот почему фигура ростовщика Ригу оказалась выдвинутой в романе на первый план.

Прослеживая историю возвышения Ригу и Гобертенов, писатель раскрывает ее прямую обусловленность особенностями послереволюционного экономического и политического развития Франции. Однако, возвысившись благодаря революции 1789 г., бальзаковские буржуа, в сущности, ненавидят ее, так же как и ее героев. Чрезвычайно характерен в этом отношении один, на первый взгляд незначительный, эпизод «Крестьян». Садясь в тарантас и хлестнув кнутом лошадь, Ригу привычно бросает: «Вперед, гражданин!» «Сын 1793 года, — с горьким сарказмом поясняет писатель, — всегда отпускает эту шутку, глумясь над революцией. У народных революций нет более ожесточенных врагов, чем люди, преуспевшие благодаря им».

Крестьянство показано в романе как явление социально сложное, дифференцированное, единство которого не исключает значительных внутренних противоречий. Тонсар, Курткюис, Низрон — представители одного класса, однако разница в их материальном положении, а соответственно и в их психологии, очень велика.

Тонсар — крестьянин зажиточный. Он уже владеет участком земли, приносящим ему немалый доход, он же владелец процветающего кабачка. Материальная обеспеченность трактирщика ставит его на более высокую ступень социальной лестницы по сравнению с остальными крестьянами, к которым трактирщик относится с явным пренебрежением. Именно Тонсар, воплощающий типические черты мелкобуржуазной прослойки во французской деревне, и является в романе связующим звеном между кликой Ригу-Гобертена и теми крестьянами эгского края, которые жаждут любой ценой получить в собственность земельный надел за счет поместья Монкорне.

Прямая противоположность Тонсару — Низрон, представляющий в романе сельскую бедноту. «Неподкупный республиканец», скрепивший свои идеи «собственной кровью», Низрон — один из тех безвестных героев Великой революции, чьими усилиями был свергнут ненавистный народу феодальный режим. Хранителем старых революционных традиций и выступает в романе этот герой. Верность идеям республиканизма Низрон проносит через всю жизнь. Характерная черта Низрона — его плебейский демократизм. Сельские бедняки относятся к Низрону с глубоким уважением, называя его «своим». О нем говорили: «Дядя Низрон не любит богатых, он — наш». Ненависть к власть имущим, буржуазии и дворянству и глубокая вера в будущее народа («Дядя Низрон говорит, — вспоминает Фуршон в беседе с Тонсаром, — жизнь у народа тяжелая, но народ не умрет, — за него время!») составляют основу убеждений старого республиканца, питают его оптимизм. Правда, в романе Низрон и стоящие за ним бедняки эгского края словно бы отодвинуты в тень. На первый план здесь выступают завсегдатаи кабачка Тонсара, жаждущие урвать кусок «эгского пирога».

Однако, распределяя свет и тень подобным образом, Бальзак следовал правде жизни. В ту пору собственнические начала во французском крестьянстве были явно преобладающими.

В последние годы творчества писатель подошел к созданию широкого эпического полотна. Эпическое начало в романе «Крестьяне» и в развернутой экспозиции, всесторонне проясняющей предысторию конфликта, определившего сюжет «Крестьян», и в характере самого конфликта, органически включающего в романное действие широкие массы народа, борющегося за свои права, и в постановке глобальных проблем, связанных с судьбами общества в целом и каждого из его классов в отдельности, и в целеустремленном движении событий, отражающих ход исторического развития Франции первой половины XIX в. К сожалению, роман остался незавершенным. Бальзак написал лишь треть задуманного. После смерти писателя «Крестьяне» дописывались его вдовой Э. Ганской на основе сюжетной канвы, разработанной Бальзаком в 1838 г. Поэтому в последних шести главах замысел художника оказался свернут. В них отразилось лишь общее направление сюжетного действия.

Многие из замыслов Бальзака остались неосуществленными. Среди них и замыслы произведений о России (например, пьесы о Петре I — «большом произведении в духе Шекспира»), где писатель дважды побывал в конце жизни. С осени 1848 г. состояние здоровья Бальзака резко ухудшается: болезни сердца, печени, сильные головные боли, удушье. Могучий организм творца «Человеческой комедии» был сломлен титаническим непосильным трудом. Бальзак буквально сгорел в труде, едва дожив до пятидесяти лет. Однако итогом этого труда стала «Человеческая комедия», принесшая своему создателю подлинное бессмертие. Величие и гениальность бальзаковского творения отмечены были уже его современниками. Так, В. Гюго в речи, произнесенной над гробом Бальзака, сказал: «Все его произведений составляют единую книгу, полную жизни, яркую, глубокую, где движется и действует вся наша современная цивилизация, воплощенная в образах вполне реальных, но овеянных смятением и ужасом. Изумительная книга, которую ее автор назвал комедией и мог бы назвать историей, книга, в которой сочетаются все формы и все стили... Неведомо для себя самого, хотел он того или нет, согласен он с этим или нет, автор этого грандиозного и причудливого творения принадлежит к могучей породе писателей-революционеров».