Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Реализм - Французская литература - Проспер Мериме

Проспер Мериме
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Драма построена таким образом, что одновременно в ней можно обнаружить полемику с принципами классицистического театра (это и многократный перенос места действия: глубокий овраг, готическая зала, деревенская площадь, дороги на опушке леса, внутренний двор мятежников и т.д.; и отсутствие единства действия и времени, а также идеального главного героя благородного происхождения), ремарки к 36 сценам «Жакерии» показывают, что для постановки пьесы Мериме неприменимы и принципы переноса действия, использовавшиеся в театре Шекспира; вновь спорит драматург и с зарождающимся театром романтизма. Так, коллизия «Жакерии» не исключительная, а подлинно жизненная: феодалы воюют с собственными крестьянами, не только жестоко их эксплуатируя, но и попирая постоянно их права. Из столкновения феодалов и крестьян (протест их представлен Мериме как вполне естественный, до того были гибельны условия их существования) и проистекает драматическая ситуация пьесы. И народное восстание — жакерия — воспринимается как закономерный взрыв народного гнева, постепенно вызревавшего у народа.

В драме Мериме нет идеального образа борца, который бы, как это бывает в романтических пьесах, бунтовал во имя утверждения своей внутренней и внешней свободы. Его нельзя найти среди крестьян. Крестьяне в «Жакерии» проявляют чрезмерную робость перед феодалами, власть которых воспринималась ими как хорошо укоренившаяся традиция. Более того, Мериме подчеркивал заурядность своих героев. Крестьяне —люди невежественные, неспособные к осмыслению своего положения в свете общественных отношений, социально не ответственные, испытывающие фанатический страх перед религией. Конечно, можно среди них выделить мужественных и благородных людей, например, Рено, который отомстил за смерть своей сестры и отдал себя добровольно в руки феодала д'Апремона, чтобы он не казнил за его поступок заложников. Рено —фигура трагическая, но не идеальная: при всем величии своего духа это —робкий и покорный раб, доведенный до крайнего отчаяния. Может быть, Пьера, конюшего дочери д'Апремона, можно принять за идеального романтического героя? Он — выходец из низов, постиг науки и поэзию, храбр и благороден, способен на подвиг во имя любви (спасает свою хозяйку Изабеллу в момент смертельной опасности). Но, приняв участие в восстании, он оказывается ненадежным союзником крестьян (служба при феодальном дворе разорвала естественные связи Пьера с ними), и в конце концов он идет на прямое предательство их интересов, устраивая побег Жильбера, д'Апремона, Изабеллы и других феодалов из осажденного замка.

В идеальных героях у романтиков значились и люди знатные (Эрнани у Гюго, например), но в драме Мериме барон Жильбер д'Апремон, его окружение, его семья предельно деидеализированы. Особенно это подчеркивается образом десятилетнего Конрада, сына Жильбера, в котором жестокость приобретает патологический характер. Изабелла — спесива: она изгоняет крестьянина Пьера из замка, выросшего и получившего воспитание в нем, только за то, что узнает о его к ней любви. История Изабеллы более чем показательна: она опозорена предводителем одного из вольных английских отрядов и поэтому униженно просит его (Сиварда) жениться на ней, ибо тот — дворянин.

Мериме отвергает романтическую тенденцию связывать идеал с «отверженными», людьми, находящимися по своему общественному положению вне сословий. Атаман воровской шайки Оборотень — вовсе не романтический благородный разбойник. Он смел и умен, но озлобление и жестокость превращают его в человека безнравственного. Уход его отряда в ответственный для восставших момент обрек их на полное поражение и гибель. Среди многочисленных героев пьесы наиболее интересной фигурой представляется брат Жан, предводитель восставших. Ум, хитрость, сила воли, энергичность натуры, просвещенность характерны для этого персонажа. Но сочетание таких качеств не дает ему право претендовать на роль идеального героя как в классицистическом театре, так и в романтическом. Этот образ слишком достоверен и правдив, брат Жан воспринимается не как носитель некоего морального урока, а как живой человек, которому присущи многие из человеческих качеств. И хотя брат Жан самый бескорыстный среди восставших, он часто действует под влиянием многих обид, теряя контроль над собой.

Все эти наблюдения позволяют сделать вывод, что в «Жакерии» представления Мериме о социальной обусловленности характеров вполне реалистические: поведением его героев управляет не субъективная воля автора, а смена социальных обстоятельств и социальная психология персонажей. Реалистичны и принципы типизации. Писатель вывел на сцену множество персонажей, придав каждому индивидуальный облик, но стянув поступки, помыслы, внутренее развитие характеров к перипетиям исторического события. Поэтому пьеса отличается необычайной цельностью и, вопреки фрагментарности сцен, дает возможность почувствовать мощь народного движения и его эпический смысл.

Мериме вновь обращается к важному моменту национальной истории в своем романе «Хроника времен Карла IX» (1829), но это обращение отнюдь не дань романтическим пристрастиям к прошлому. Здесь он тоже стремится показать историческое событие как факт, трагически преломивший судьбы людей. Предисловие к роману полемически заострено и направлено против романтиков, в частности, против концепции истории Виньи, искавшего историческую истину в извечных вневременных силах, сопровождавших человека на всех этапах его жизни. Согласно Мериме, истинные причины исторических сдвигов надо искать в нравственной жизни страны в целом, в умонастроении различных социальных слоев общества.

Свою основную задачу писатель видит в том, чтобы правдиво показать честную жизнь людей прошлого, создать «подлинную картину нравов и характеров данной эпохи», опираясь при этом на «анекдот», т.е. на документальные свидетельства современников, запечатлевшие в выразительных деталях облик и жизнедеятельность людей минувших эпох. В своих рассуждениях и наблюдениях над различными нравственными критериями, зависящими прежде всего от состояния цивилизации, писатель далеко уходит от романтической интрепретации нравов. По его мнению, трагические события Варфоломеевской ночи прежде всего могут объясняться умонастроениями парижан, воспитанных в духе религиозного фанатизма. Эта концепция автора определяет и принципы реалистического изображения действующих лиц, отбора исторического материала, композиционного решения романа.

Мериме открыто говорит о своей творческой лаборатории в восьмой главе, названной «Разговором между читателем и автором». Ему достаточно метко избранной детали, чтобы по-особому организовать любой эпизод романа. Так, например, в главе «Охота» писатель дает представление о королевской охоте, лишь вскользь упоминая о богатых одеждах кавалеров и дам, о горячей андалузской лошади графини Дианы де Тюржи, о звуках рога, о собаках. Главным в этой главе, да и во всей книге, оказывается лишь один краткий эпизод о том, как король убивает оленя — и читателю становится ясны быт, нравы, психология действующих лиц и историческая обстановка эпохи. Итак, эта глава, вроде бы не имеющая прямого отношения к политическим замыслам Карла IX, как раз и содержит говорящую деталь: король, прежде чем убить загнанного оленя, подбирается к нему сзади и подрезает у него жилы, вонзает нож оленю в бок, вскричав «парпайю», слово, которым католики презрительно называли гугенотов.