Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Реализм - Французская литература - Проспер Мериме

Проспер Мериме
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




В спокойном тоне повествования Мериме начинают звучать саркастические интонации, когда автор говорит о Леду как носителе прогресса. Ведь это Леду вводит новую систему наручников и цепей для негров, переоборудывает межпалубные помещения с одной целью —побольше вместить невольников; подсчитывает, что более прибыльно — сокращение расходов на питание или возможные убытки из-за смерти рабов. Романтическое название судна («Надежда»), которым командует Леду, его высокопарные рассуждения о гуманности довершают портрет капитана. Европейская цивилизация, замечает Мериме, достигла «неоспоримого превосходства», так как выучилась надевать на чернокожих ошейники. Между тем жестокость и алчность Таманго импульсивны, зависят от временных обстоятельств. Изрядно выпив, он сгоряча отдает Леду и свою любимую жену. Но дикарский нрав не заглушает в нем чувства любви, когда он, пренебрегая опасностью, догоняет корабль, увозящий жену, или когда он, умирая от голода, делится черствым сухарем с ней. В его примитивной натуре в минуту опасности обнаруживается и отвага, и твердая воля, он может принимать быстрые решения. Потеряв свободу, он с неукротимой энергией добивается ее.

Так, методом сравнения двух персонажей Мериме невольно подводит читателей к выводу о том, что в Леду варварства больше, чем в Таманго. Более обобщающий вывод можно обнаружить в конце новеллы, где рассказывается о спасенном и облагодетельствованном европейской цивилизацией Таманго. Судьба Таманго трагична: лишившийся свободы и родины, чернокожий воин зачах, запил и вскоре умер в больнице.

Почти одновременно с «Таманго» вышла в свет новелла Мериме «Взятие редута», где рассказывается об одном из эпизодов Бородинской битвы — сражении за Шевардинский редут. Мериме в этой новелле взялся за излюбленный сюжет романтиков, но представил его согласно своему реалистическому методу. Новелла отличается документальностью: это рассказ очевидца, объективно оценивающего сражение и свое поведение в нем. В новелле нет романтического прославления героического воинского подвига, и сама война предстает в ней как тяжелая, жестокая работа, часто заканчивающаяся смертельным исходом. Чувство обреченности обеих воюющих сторон испытывает читатель, остро ощущая бессмысленность истребления людей друг другом. Такая реакция читателя предусмотрена писателем, который намеренно создает картину сосредоточенной тишины перед боем, соответствующей внутреннему состоянию участников сражения; затем картину хаоса и кровавой схватки, в которой дерущиеся бьют наугад, не видя противника, криком «Победа!» битва завершается.

На реалистический лад объясняет Мериме психологию персонажа, одинокого, не понятого и гонимого «светом», который еще недавно всецело принадлежал романтической литературе. Новелла «Этрусская ваза» начинается с характеристики героя, молодого человека, по имени Сен-Клер, принадлежавшего к парижскому светскому обществу. Он предстает обыкновенным человеком, лишенным каких-либо черт неистового романтического героя. Необыкновенно в нем лишь то, что ему удалось сохранить глубину чувств, искренность, потребность в высоких духовных запросах. Трагедия Сен-Клера в том, что, презирая светское общество, он сам был несвободен от его действия и предрассудков, что и привело его к гибели, а также преданную ему Матильду.

Тонкий психолог, Мериме показывает пустоту «высшего света», губительность его нравственной атмосферы для всего чистого, подлинного, человечного. Среди новелл, изображающих эту среду, значительное место принадлежит одной из лучших новелл второго периода творчества писателя—«Двойная ошибка» (1833, впоследствии она войдет в сборник «Повести и новеллы», вобравший произведения, написанные в 30—60-е гг.).

Критика встретила холодно новое произведение Мериме, но то, что сам автор переиздал его восемь раз, говорит о том, насколько оно было дорого для него. Эта новелла свидетельствует о проницательности и хорошем знании Мериме истинной жизни общества, отношений, сложившихся в нем. Светское общество в новелле показано во всем лицемерии. Социальное положение, материальные стимулы полностью заменили естественные, человеческие связи между людьми: Жюли де Шаверни, героиня романа, выходит замуж, преследуя, в первую очередь, материальную выгоду; свет, зная о взаимоотношениях Жюли с мужем, считает их примерной супружеской парой; только став дипломатом и получив наследство, Дарси стал интересен свету. История самой любви Жюли и Дарси показана писателем иронически, так как развивается она на фоне увлечения той же Жюли Шатофором. Понятна и достойна сочувствия естественная потребность Жюли в любви, но ее увлечение Дарси возникает вовсе не из глубокого чувства к нему.

Его роль в этом случайна и достаточно банальна, и он это понимает, поэтому и принимает Жюли за обычную светскую искательницу приключений.

Суть человеческой драмы (Жюли внезапно умирает) заключена в том укладе общества, по законам которого живут вроде бы и неплохие люди, в том сознании людей, которое впитало в себя стремление к романтическому уходу в сферу фантазии и презрения к действительности.

Мериме сознательно приоткрывает те сферы действительности, которые на самом деле достойны презрения, но жизнь вне действительности достойна, по его мнению, насмешки. Именно эта мысль положена в основу новеллы «Аббат Обен», в которой рассказывается о том, как экзальтированная, романтически настроенная мадам де П. сочинила целый роман о такой пылкой любви к ней аббата Обена, что его пришлось выслать из местечка, где они жили, предоставив ему выгодную должность. В завершении новеллы читатель, уже, правда, от Обена, узнает о ловко сыгранной им роли влюбленного ради своей карьеры. Ни оторванная от жизни героиня, ни слишком практически мыслящий герой не вызывают симпатий.

И в других новеллах Мериме читатель становится свидетелем измельчания человеческой души. Примерами таких новелл являются «Венера Ильская» (1837), «Арсена Гийо» (1844). Не случайно, что после опубликования новеллы «Арсена Гийо» вокруг нее разражается скандал.

В новелле «Арсена Гийо» своеобразно претворилась еще одна характерная для творчества Мериме тенденция — поиски положительных человеческих ценностей за пределами официального общества. Однако Арсена, морально превосходя своих богатых и знатных покровителей, слишком беззащитна, слишком очевидно является жертвой. Подобный взгляд накладывает некоторый отпечаток на поиски писателем сильных и цельных характеров в среде, не тронутой европейской цивилизацией. Новеллы «Коломба» (1840), «Кармен» (1845) рисуют образы героинь внутренее свободных, сильных, но пугающих своей беспощадностью, своей настойчивостью в достижении личных и почитаемых высшими целей.

После революции 1830 г. Мериме не так много сил отдает художественному творчеству. В это время он пишет труды по истории, археологии, искусствознанию, много времени уделяет исполнению обязанностей инспектора памятников Франции. После революции 1848 г. писатель и вовсе ничего не пишет. За год до смерти им опубликована новелла «Локис». Сам факт опубликования новеллы автором говорит о том, что он рассматривал ее как итог своей литературной деятельности.

И в этом произведении писатель борется с позднеромантическими тенденциями: Мериме против модного в те годы мистицизма, идеалистической философии и против такого романтического сознания, которое, материализуясь, обретает форму преступления. В «Локисе» граф Шемет при всей своей склонности к иррационализму мог и не совершать убийства, если бы не его окружение, зараженное романтическими фантазиями, ждущее от него почти со дня его рождения свершения этого акта.

В «Локисе», как и в двух других поздних новеллах «Голубая комната» и «Джуман», Мериме остается на позициях реализма, что вполне соответствовало развитию романтизма и реализма во французской литературе 60—70-х годов XIX в.

Помимо оригинальных произведений Мериме важное место в его творчестве занимают переводы Пушкина, Гоголя, Тургенева на французский язык. О них же Мериме написал восторженные статьи, давая высокую оценку русской литературе.