Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Реализм - Английская литература - Чарльз Диккенс

Чарльз Диккенс
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Чарльз Диккенс относится к числу тех писателей, слава которых никогда не меркла ни при их жизни, ни после смерти. Вопрос стоял лишь о том, чтб каждое новое поколение видело в Диккенсе. Диккенс был властителем умов своего времени, именами его героев назывались фирменные блюда и модные костюмы, а лавка древностей, где жила маленькая Нелл, до сих пор привлекает внимание многочис­ленных лондонских туристов, заинтересовавшихся надписью на скром­ном ветхом домике в центре британской столицы: «Лавка древностей, прославленная знаменитым Диккенсом».

Великим поэтом называли Диккенса его критики за легкость, с которой он владел словом, фразой, ритмом и образом, сравнивая его по мастерству лишь с Шекспиром.

Хранитель великой традиции английского романа, Диккенс был не менее блистательным исполнителем и интерпретатором собственных произведений, чем их создателем. Он велик и как художник, и как личность, как гражданин, ратующий за справедливость, милосердие, гуманность и сострадание к ближним. Он был великим реформатором и новатором в жанре романа, ему удалось воплотить в своих творениях огромное количество замыслов и наблюдений.

Творцом самых солнечных улыбок был Диккенс для своих совре­менников. Человеком для всех времен стал он для последующих поколений. Интересна точка зрения В.Д. Набокова на творчество Ч. Диккенса. Именно этому писателю он посвятил целую главу в «Истории западной литературы» под ред. Ф.Ф. Батюшкова (1917). Набоков считал Диккенса не только самым национальным - из всех английских писателей, но и понятным и дорогим всему миру. Диккенс — романист и человек неразрывно связаны. Более того, можно сказать, что художественное творчество не было для Диккенса чем-то самодов­леющим. Оно было лишь одним из проявлений -— конечно, самым ярким и полным —его могучей личности, его колоссальной жизненной энергии.

Диккенс всегда был и остается для многих поколений чита­телей удивительным гуманистом. Набоков отметил, что источниками гуманизма служили писателю богатый жизненный опыт, обогащенный особенностями впечатлительной натуры писателя, а выразилось это в воссоздании страданий униженных и оскорбленных, изображении психологии несчастной детской души, обильно вскормленных слезами и пафосом. «Нравственная чистота самого писателя родилась из той гигантской несокрушимой энергии самоутверждающейся воли, кото­рая так характерна для всей последующей жизни его». Набоков придает особое значение богатству фантазии Диккенса, прихотливому разно­образию его выдумок. Диккенс был захватывающим рассказчиком, и всякий попадал под обаяние его неиссякаемой фантазии. Творческий гений Диккенса создавал образы живых людей, отличающихся только тем от людей во плоти, что они бессмертны. Сравнивая Диккенса с Гоголем, Набоков писал: «Только немногие одарены той высшей способностью художественного синтеза, которая из тысячи мельчай­ших черт, рассеянных в окружающей действительности, собирает нечто цельное, единое и, вдохнув в это целое живую душу, обогащает мир типической бессмертной человеческой особью». Персонажи Диккен­са, как и Гоголя, живут своей самостоятельной жизнью, независимой ни от фабулы, ни от намерения автора. Они и исторически конкретны — в них отразились и национальные, и специфические черты эпохи. Но вместе с тем они вечно юны, вечно новы, общечеловечны, общепо­нятны именно этими своими общечеловеческими чертами.

Диккенс родился в 1812 г. в Портсмуте в семье чиновника морского ведомства. Мать его не могла гордиться благородным происхождением, так как ее родители были слугами в богатых домах. Главное, что создавало определенную атмосферу в доме и помогло Диккенсу в дальнейшем стать писателем, человеком с неиссякаемой верой в добро и справедливость, — это оптимизм и стойкость в умении переносить жизненные невзгоды. А их выпало на долю семьи Диккенсов немало.

Все, что потом вошло в его романы, было выстрадано, прочувствовано и оценено самим писателем. Мир Диккенса гармоничен, и ключи от него находятся в детстве. Чарлз не получил классического английского образования, хотя в годы относительного материального благополучия он посещал школу. Сама жизнь заставляла его заниматься самообра­зованием. Десятилетним мальчиком Чарлз работал на фабрике ваксы, принадлежавшей одному из его дальних родственников, что, впрочем, не мешало хозяину не выделять Чарлза среди других мальчиков. Став парламентским стенографом и репортером, Ч. Диккенс научился бы­стро схватывать главное, формировать собственное суждение, мгно­венно реагировать на увиденное. Кроме того, у юноши были явные актерские способности, которыми нередко гордился его отец, заставляя сына разыгрывать домашние спектакли перед гостями. Эмоциональ­ное, образное мышление Чарлза, дарованное ему природой, развива­лось под влиянием жизненных невзгод и стоического восприятия неудач.

Забота о ближних —черта характера Диккенса, которая полностью проявилась в его отношении к своим детям (их было 9: 7 сыновей и 2 дочери) и детям своего брата.

Эти особенности натуры Диккенса не были простой данью викто­рианской морали, проповедующей сострадание к чужому горю и христианскую помощь ближним. Она была обусловлена жизненными обстоятельствами, в которых оказался будущий писатель еще в детстве и юности, исторической эпохой, в которой соседствовали блеск и великолепие с нищетой и бесправием, процветание и прогресс — с безграмотностью и порабощением, дворцами вельмож и работными домами для сирот.