Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Реализм - Английская литература - Чарльз Диккенс

Чарльз Диккенс
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Письма к Джону Форстеру и актеру Макриди, с которыми его связывала многолетняя и крепкая дружба, дают представление о том, как постепенно Диккенс освобождался от своих иллюзий в отношении Америки как оплота демократии. Он гордился приемом, который оказали ему американцы, с восторгом описывал банкеты, устроенные в его честь, великолепные парадные обеды, различные встречи в клубах и на улице. Но вместе с тем писатель не мог равнодушно относиться к существованию рабства, к культу доллара и бездуховности, которая поглотила американцев, занятых проблемами материального благопо­лучия и преуспеяния.

Он интересовался не только парадной стороной жизни и быта американцев, темпами роста их благосостояния и процветания молодой нации, но и теми сторонами жизни, которые пытались скрыть от него гостеприимные хозяева. Роман «Жизнь и приключения Мартина Чезлвита» — в известной степени ответ на вопрос о том, какое общественное устройство кажется ему более справедливым, какое общество более демократичным. В романе есть сцены из американской и английской жизни. В отличие от прежних приключений героев, теперь герой Диккенса действительно испытывает свою судьбу в далекой, но при­влекательной Америке, куда отправляется на охоту за счастьем в обществе своего верного слуги Марка Тэпли. В Америке Мартин оказывается жертвой крупной аферы — клочок земли в Эдеме, про­данный ему спекулянтами, оказывается совершенно непригодным для жилья местом, грозящим смертельной лхорадкой.

Не менее отвратительны английские типы стяжателей, лицемеров, подлых обманщиков и плутов.

Эгоизм и ненависть друг к другу — отличительные черты клана Чезлвитов. Их сборище у больного старика Чезлвита напоминает коллекцию каких-то ископаемых животных.

Однако в отличие от самодовольных и не анализирующих свои поступки американцев старик Чезлвит признается в собственных по­роках. «Есть такого рода эгоизм, — продолжал мистер Чезлвит, — я узнал это по собственному опыту, — который постоянно следит за проявлениями этого порока в окружающих и, держа их на расстоянии вечными подозрениями и недоверием, удивляется, почему они отда­ляются, не откровенны с ним и называют его эгоистом. Так и я подозревал всех окружающих меня». Сладкоречивым, раболепным, лживым мошенником называет старый Чезлвит Пекснифа —ужасного лицемера, наживающегося на труде других, коварного и лживого человека, который правдами и неправдами подбирается к наследству своего родственника. Мистер Пексниф стал нарицательным именем, воплощающим типично английского лицемера. Он слывет хорошим семьянином и филантропом. Но суть его натуры скрыта под маской елейного красноречия. Отвратительным хищником выглядит Джонас Чезлвит, который не остановится даже перед преступлением ради обогащения, причем он не думает скрывать своей сути и даже гордится собственным цинизмом.

В романе «Жизнь и приключения Мартина Чезлвита» большое место занимает проблема прессы. В американской части романа пресса представлена полновластной хозяйкой положения, выразительницей идей правящих кругов, которых она поддерживает и которым угождает. Одни названия газет говорят о многом: «Нью-Йоркская помойка», «Нью-Йоркский скандалист». Обличительные интонации в адрес мо­лодой нации звучат тем более настойчиво и убедительно, что они усиливаются наблюдениями самого Мартина Чезлвита, попавшего в эту удивительную страну.

По сравнению с предыдущими произведениями Диккенса услож­нилась и композиция этого романа. Первые главы описывают события, происходящие в Англии, в главах с 15-й по 26-ю излагаются «приклю­чения» Мартина в американском Эдеме.

Затем следует несколько перемежающихся «английских» и «американских» глав, и, наконец, последние 20 глав вновь возвращают героя в Англию. Как ни горьки впечатления Мартина от его пребывания в Америке, жизнь в Англии не выглядит более привлекательной в описании Диккенса.

Имеете с расширением социального кругозора писателя, обраще­нием к различным общественным системам, по мере совершенствова­ния его мастерства, романы Диккенса становятся все более «многолюдными». В этом романе прослеживаются судьбы двух семей — Пекснифов и Чезлвитов, но в нем огромное количество второстепен­ных персонажей, среди которых Марк Тэпли, миссис Тэмп, полковник Дайер и др. Однако они не являются в романе статистами — им отведены различные роли, они создают фон и атмосферу действия. Полностью разоблачен и унижен лишь Пексниф, остальные отрица­тельные персонажи, зараженные ядом эгоизма, разоблачаются и осуж­даются одним из носителей этого фамильного порока.

Роман создавался в период развития чартистского движения, ак­тивной деятельности чартистов. Отсюда исключительное внимание Диккенса не только к социальной структуре общества (монархия противопоставляется республике не в пользу последней), но и к духовной жизни нации.

В эти годы Диккенс много путешествует (в основном по Франции и Италии), создает интересные путевые очерки, пишет новые художе­ственные произведения, среди которых «Рождественские повести» (1843 — 1846), «Домби и сын» (1848).

«Рождественская песнь в прозе» и «Колокола»— наиболее значи­тельные произведения Диккенса в «Рождественских повестях». Они отражают глубокую заинтересованность писателя проблемами совер­шенствования общественных отношений в период активизации деятельности чартистов Диккенс использует наиболее популярный в Англии жанр рождественской повести для выражения самых сокро­венных чаяний и надежд людей на лучшее будущее.