Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Реализм - Английская литература - Чарльз Диккенс

Чарльз Диккенс
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




В этом романе предельно сокращены названия глав, но они под­черкивают суть содержания, останавливая внимание читателя на самом важном, критически осмысляемом автором. Таковы, например, назва­ния глав: «Телескопическая филантропия», «В Канцлерском суде», «В большом свете», «В Одиноком Томе» и т. д. Значительное число глав представляют собой страницы дневника Эстер и так и называются «Повесть Эстер». «Одинокий Том» — это район трущоб, где ютятся бедняки, страшное, гнилое место. Всякий стремится поскорее выйти из него на солнце, на чистый воздух. Диккенс с негодованием рисует ужасающую картину нищеты и невежества, ложившихся несмываемым пятном на процветающую нацию. Неотъемлемая и необходимая часть «Одинокого Тома» — мальчик Джо, портрет которого нарисован Диккенсом лаконично и выразительно: «Доморощенная грязь осквер­няет его, доморощенные паразиты пожирают его, точат его доморо­щенные болезни, покрывают его домотканые отрепья: отечественное невежество — порождение английской почвы и английского климата — так принизило его бессмертную природу, что он опустился ниже зверей, обреченных на погибель. Он не принадлежит ни к какой среде, ему нет места ни в каком мире —ни в зверином, ни в человеческом». Описание смерти маленького Джо, так и не узнавшего грамоты и не написавшего своего имени и фамилии, — одна из сильнейших страниц в творчестве Диккенса — обвинительный приговор обществу, счита­ющему себя прогрессивным и демократическим.

Первый роман социальной трилогии писателя, начавшийся с об­винительного приговора Канцлерскому суду, поставил не менее острые социальные вопросы, которые обсуждались в то время в печати, и Диккенс-гуманист не мог пройти мимо тяжелого положения трудя­щихся масс. Его социальное зрение стало беспощаднее и острее, он начал подходить к пониманию несовершенства окружающего его мира, наметив пути художественного воссоздания действительности. Писа­теля по-прежнему волновали нравственные проблемы. От осуждения отдельных типов героев он перешел к критике целых институтов, составляющих оплот нации, судопроизводства, народного образова­ния. Фальшивая филантропия не раз становилась предметом насмешек в романах Диккенса. В «Холодном доме» заокеанская благотворитель­ность миссис Джеллиби оценивается автором негативно й рассматри­вается как большое зло. Дети самой миссис Джеллиби не умыты, неряшливо одеты, они не знали материнской заботы, так как их мать целиком посвятила себя благотворительной деятельности.

Совсем другие отношения связывают Эстер и ее опекаемых —Чар­ли, семью кирпичника. Здесь нет фальши и лицемирия, а лишь желание искренне помочь людям, попавшим в беду. Заболевшую Чарли окру­жают нежной заботой и уходом во время болезни, не сетуют на то, что оспа заразительна, хотя в конце концов Эстер заболевает сама. Значи­тельно расширяется круг положительных героев романа: появляется новый персонаж из среды буржуазии — Раунсэвелл, который с пони­манием относится к нуждам рабочих, и те платят ему уважением и благодарностью. Исследуя корни зла, Диккенс все чаще апеллирует к доброму началу в человеке.

Как и в предшествующих романах, Диккенса интересует внутрен­ний мир персонажа, его эмоциональный настрой. Надменность и высокомерие аристократов Дедлоков были защитной броней, ограж­давшей их от ударов жизненных обстоятельств. Но известие о внебрач­ном ребенке леди Дедлок совершенно потрясает ее мужа, сэра Лестера. Даже предки сэра Лестера не в состоянии воззвать к его фамильной чести и заставить его мужественно перенести удар. Характерно, что подобные сильные потрясения переживают персонажи, отличающиеся крайней сдержанностью и холодностью. Перемена в их облике, манерах и поведении тем более разительна.

Если рассматривать в хронологическом порядке все произведения Диккенса, то легко объяснить логическую связь между ними. Пробле­матика одних произведений Диккенса перекликается с тематикой других, последующих его творений, причем она более тщательно и глубоко разрабатывается. Это относится и к роману Диккенса «Тяжелые времена» (1854).

Здесь Диккенс вплотную подошел к основному конфликту эпохи — конфликту между предпринимателями и рабочими. Роман явился как бы художественным дополнением к монографиям о чартизме, к трак­татам Карлайля «Чартизм» и «Прошлое и настоящее».

Диккенс по-прежнему придерживался идеи мирного разрешения острейших противоречий современности. Причем эти взгляды сочета­ются в романе с ярко выраженной критикой мальтузианства, бента-мизма, утверждавших целесообразность эгоизма и всякого действия, приносящего материальную выгоду.