Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Реализм - Английская литература - Чарльз Диккенс

Чарльз Диккенс
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Если в «Холодном доме» механизм Канцлерского суда был пред­ставлен в действиях восемнадцати клерков, вскакивающих при появ­лении начальства в одно и то же время, то царство Полипов в «Крошке Доррит» выглядит еще более устрашающим, так как Полипы сущест­вуют всюду; они разных рангов и калибров и представляют зловещую силу инерции и консерватизма. Самые страшные из рода Полипов — это мелкие Полипы: «...они забивали повестку всякой чепухой, не оставляя места для того, что желали бы предложить другие, они оттягивали рассмотрение неприятных вопросов до конца заседания или до конца сессии, а потом со всем пылом добродетельных патриотов принимались вопить, что время упущено; они послушно разъезжали по стране и на всех перекрестках клялись, что лорд Децимус спас торговлю от столбняка, а промышленность от паралича, что он удвоил запас зерна и учетверил запасы сена и предотвратил исчезновение из банковских подвалов несметных количеств золота».

Консолидация общественного зла реализуется Диккенсом в его поздних романах в громоздких гротесковых изображениях персона­жей, дающих коллективный портрет социального неблагополучия.

В 60-х годах общественная программа Диккенса по-прежнему ориентирована на простой народ. Эта мысль была высказана им в речи в Бирмингеме во время очередных публичных чтений: «Моя вера в людей, которые правят, говоря в общем, ничтожна. Моя вера в людей, которыми правят, беспредельна».

Роман «Большие ожидания», написанный в эти годы (1860 —1861), соотносится с целым рядом произведений европейской литературы, в которых ставится проблема ожиданий и утраченных иллюзий. Правда, произведение Диккенса написано спустя 20 лет после бальзаковских «Утраченных иллюзий», но сохраняет ту же самую обеспокоенность целого поколения несбывшимися мечтами. Кроме того, в романе развивается тема преступления, его мотивов и последствий для окру­жающих людей. Повествование ведется от лица главного героя Пипа, который когда-то оказал услугу беглому каторжнику Мэгвичу и спустя некоторое время приобрел таинственного благодетеля, давшего ему возможность получить образование и стать джентльменом. Позднее он узнал, что его благодетель — Мэгвич, но попутно с историей Пипа раскрывается еще одна тайна — тайна мисс Хэвишам и Эстеллы. В этом романе Диккенс дает сложное объяснение мотивов преступления. Деньги, полученные от беглого каторжника, не приносят Пипу счастья. Даже статус джентльмена не помогает ему устроиться в жизни. Он теряет любимую девушку и расстается с той, которую некогда хотел завоевать. В романе действительно много грустных происшествий. Среди многих проблем особо выделяется одна — деньги, омытые кровью и запятнанные преступлением, не дают счастья порядочному, трудолюбивому человеку. Пип возвращается к честной трудовой жизни, постепенно выплачивая долги. Он остается добрым, честным челове­ком. Джентльменство не испортило его, а, напротив, помогло сориен­тироваться в жизни и определить для себя, где зло, а где благо и добро, научило его оценивать людей и их поступки. Само понятие «джентль­мен» эволюционирует в сознании Пипа от обывательского представ­ления об образовании и манерах, одежде и речи до более глубокого толкования нравственного совершенствования, к которому всегда стре­мился герой и которого он достиг в конце романа.

Все герои романа так или иначе остаются обманутыми ожиданиями. Мисс Хэвишам, когда-то вероломно, покинутая женихом, не только утратила веру в людей, но и решила отомстить миру, выбрав орудием мести свою приемную дочь Эстеллу, которую воспитывала холодной бессердечной кокеткой. Сама мисс Хэвишам, выражая презрение миру зла и есправедливости, оказывается заживо погребенной в мрачной комнате, где остановилось время, где все покрыто плесенью и паути­ной. В самой фигуре мисс Хэвишам, одетой в полуистлевшее подве­нечное платье, есть что-то фантастическое. Этот образ символизирует тщетность всяких индивидуалистических попыток мстить миру обмана. Изоляция от общества становится пагубной как для самой мисс Хэвишам, так и для Эстеллы.

В этом произведении Диккенс показывает, что корни социального зла лежат глубже, чем он думал ранее, — не в отдельных носителях этого зла, а в характере социальных связей и отношений. Даже сама идея филантропии, благотворительности из чувства благодарности за спасение оказывается здесь скомпрометированной, поскольку вопло­щает ее каторжник Мэгвич, фигура, бесспорно, сложная и неоднознач­ная. Не случайно после смерти Мэгвича Пип как бы окончательно освобождается от материальной и духовной власти своего покровителя. Он возвращается в родные места, чтобы очиститься, стать прежним, простым, скромным тружеником.

В другом романе последнего периода «Наш общий друг» (1864— 1865) продолжается тема разоблачения власти денег и их пагубного воздействия на человека, но здесь к данной теме прибавляется мотив сопротивления этой слепой власти. В основе романа довольно неорди­нарный, почти фантастический эпизод, который помогает связать воедино все сюжетные линии романа. Завязка — завещание «золотого» мусорщика старика Хармона, нажившего огромное состояние на вы­возе лондонского мусора и завещавшего свое состояние сыну Джону, при условии, если он женится на Белле Уилфер, эгоистичной и взбалмошной девушке.