Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Век гуманизма

19 век - Век гуманизма
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Абсолютизируя творческие возможности личности, романтики, обращаясь к реальной действительности, сами сознавали иллюзорность подобных представлений. Как результат осознания этого противоре­чия, в эстетике иенских романтиков возникла теория романтической иронии.

Индивидуализм как коренное положение философско-этических концепций романтизма получал различное выражение. У тех романти­ков, которые, отрицая окружающую их действительность, стремились к уходу от нее в мир иллюзий, мир искусства и фантазии, в мир своих собственных рефлексий, герой-индивидуалист в лучшем случае оста­вался чудаком, мечтателем, трагически одиноким в окружающем мире (герои Гофмана). В других случаях индивидуализм романтического героя приобретает эгоистическую окраску (Байрон, Б. Констан, Ф. Шлегель, Л. Тик).

Но немало и таких героев у романтиков, индивидуализм которых носит активную бунтарскую устремленность (герои Байрона, отчасти Виньи). В ряде же произведений романтиков самоценность человеческой личности выражается не столько в ее индивидуализме, сколько в том, что ее субъективные устремления направляются на службу общественному делу во имя блага народного. Таковы Каин Байрона, Лаон и Цитна Шелли, Конрад Валленрод Мицкевича.

Абсолютизация духовного мира отдельной личности у романтиков была сопряжена с известными негативными моментами. Однако, в гораздо большей степени это возвеличивание отдельной личности, принципиальная установка вести путь познания всего сущего через ее внутреннее «я» привели романтиков к их самым значительным идей­но-эстетическим завоеваниям. В этой области романтиками сделан тот существенный шаг вперед в художественном познании действительно­сти, который выдвинул романтизм на смену искусству Просвещения. Стихи У. Вордсворта и В. Мюллера, Гейне и Байрона, Виньи и Ламартина, психологические повести Шатобриана и де Сталь раскры­вали современникам богатства духовного мира отдельной личности.

Обращение к избранной личности, возвышающейся над «толпой», отнюдь не исчерпывает трактовку индивидуалистического начала у романтиков. В этой области в не меньшей мере сказался и их глубокий демократизм (Вордсворт, Гейне, В. Мюллер, Эйхендорф, Шуберт).

В песенных циклах Шуберта, поднявшего бытовую австрийскую песню на уровень высокого вокального искусства («Прекрасная мель­ничиха» и «Зимний путь» на слова В. Мюллера), отражена скромная жизнь скромной личности. В традиционном для романтиков мотиве странничества звучит тема трагического одиночества полунищего без­домного путника («Шарманщик», «Скиталец»), отражены мятущиеся порывы души романтика («Куда?»).

В творчестве романтиков берет свои истоки образ «лишнего чело­века», прошедший через всю литературу XIX столетия.

Принципиальное новаторство романтиков в художественном по­знании действительности заключалось также и в том, что, решительно полемизируя с основополагающим тезисом просветительской эстетики — искусство есть подражание природе, — они выдвинули важнейшее положение о преобразующей роли искусства. Впервые оно было сфор­мулировано А. Шлегелем в 1798 г. в рецензии на поэму Гёте «Герман и Доротея».

Положения просветительской и романтической эстетики выступа­ют в определенных диалектических соотношениях. Преследуя цель подражания природе в искусстве, просветители со свойственным им рационалистическим схематизмом очерчивали и в то же время огра­ничивали круг искусства реалистическим (в пределах просветительской эстетики) отображением действительности. Ставя перед искусством задачу преобразования действительности, романтики существенно рас­ширяли возможности и задачи искусства, в частности и возможности его воздействия на действительность. В то же время они достаточно широко открывали путь и для чрезмерного привнесения в художест­венные произведения элементов фантастического и субъективного.