Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Типы художественного сознания в 19 веке

Типы художественного сознания в 19 веке
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Шекспир заставляет Бальзака сказать о романе «Отец Горио» словами великого англичанина: «Все — правда» и увидеть в трагедии вермишелыцика отголоски суровой судьбы короля Лира. Трагедия короля оборачивается трагедией отцовства, но таково время, в котором желать» и «мочь» —символы всего существующего.

Романтизм проявлял себя в фантасмагории превращений, буйстве дьявольских сил, наконец, в том, что в обыденном и незаметном таились огромные драматические ресурсы. В реалистическом художе­ственном сознании эти черты и сам принцип драматургии чрезвычайно упрощается и демократизируется, поскольку герой утратил облик байронической личности в противоборстве с вселенной, с универсу­мом, с миром и свел всю борьбу к прозаической схватке за выживание с конкретным городом — Парижем, например, с конкретной фигурой — полицейского (Вотрен), с Феликсом Гранде (Евгения), с ростовщиком Гобсеком. Открыв социальный двигатель человеческого поведения, Бальзак нарисовал колоритную в рубенсовском стиле борьбу за золото, богатство, уподобив эту борьбу по масштабу и динамике «Божествен­ной комедии».

Недаром мотив дантовского ада, тени грешников, толпящиеся в кругах и расщелинах дантовской поэмы, постоянно возникают на страницах бальзаковской эпопеи с той лишь разницей, что герои «Человеческой комедии» легко передвигаются в разных направлениях, испытывая и взлеты, и падения, и успехи, и поражения, в то время как герои Данте при всей динамике среды (вращающейся, клубящейся, текущей, испаряющейся, зловонной и смрадной, холод­ной и горячей) довольно статичны, они локализованы средой посто­янного пребывания.

50—60-е годы —другой этап в развитии французского романа, в котором действительность, наступившая на романное пространство, установила свои законы и масштабы. Она враждебна и опасна, будь то природная стихия (у Гюго), будь то общественное сознание, в которое погружается герой с многочисленными друзьями и врагами и где события не рассказываются, а показываются. Деятельность в «действии пустом» обозначает не только оскудение души, которое раскрывает Флобер в многочисленных диалогах, избегая широко применяемого им внутреннего монолога: сама действительность, завоевавшая роман, неинтересна и пошла. Задача художника заключается в исследовании причин этой обыденности и прозаичности, где драматические конф­ликты исключены, отвращение к мысли заменяется «воспитанием чувств».

В художественном сознании XIX в. сдвиги происходят в результате огромного успеха естественных наук, которые стали претендовать на доминирующую роль в познании человека, общества, природы. Разрыв с нормативностью и догматизмом все увеличивался, открывались законы, которые одинаково распространялись на природу и культуру. Позитивизм свел причины человеческого поведения к природным закономерностям, по аналогии с которыми рассматривались и соци­альные закономерности. Недооценка гуманитарного знания в теории словесности была результатом ошибочного толкования природы ду­ховной деятельности человека. В литературе наблюдалось изображение обнищавшей души.

Условно нами обозначенный реалистический тип сознания фор­мировался в сложном контексте общественных катаклизмов и нацио­нальных потрясений, требуя адекватных форм выражения.

Роман становится доминирующим в литературе жанром, оставив на перифе­рии лирические поэтические жанры. Правда, это происходит не во всех странах. В Германии, например, роман не получил такого распростра­нения, как во Франции, России, Англии.

Действительность, постоянно завоевывающая романное простран­ство, требовала новых приемов ее воссоздания. Художественное со­знание медленно привыкало к этим требованиям. Природа не могла помочь художнику так, как это было в романтическую эпоху. Наука проникла в ее тайны. Литература утрачивала идеалы. Человек, хотя и был образован культурой, подчинялся наравне с ней тем же естествен­ным природным законам. Позитивистский взгляд на человека, природу и культуру, художественную реальность лишал литературу загадочности и потому привлекательности. Порок и добродетель не противопостав­лялись категорически, они рассматривались наряду с естественными закономерностями.

Поэтика обыденного, безобразного во второй половине XIX в. отражает общую тенденцию к демократизации литературы и читатель­ской аудитории, но одновременно и сопротивление излишнему упро­щению, наступившему в эстетике истинного или наивного реализма. «Мелочность стиля», которую резко критиковал и не принимал Стен­даль, мешала видеть за частью целое, но она настойчиво приглашала читателя увидеть за видимостью сущность. Наступление века позити­визма было подготовлено Флобером, его открытием в области теории «чистого искусства» и «безличного» искусства. Выдвижение на первый план романа приводит не только к его безраздельному господству, но и к наиболее полному выражению национальной специфики литературы, а также романизации остальных жанров. Смешение жанров происходит в разных видах литературы при одновременном сохранении иерархии жанров.