Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Озерная школа - Вордсворт, Колридж, Саути

Озерная школа - Вордсворт, Колридж, Саути
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Особая эмоциональная атмосфера ранней юношеской поэзии Колриджа создается удивительным умением поэта на какое-то время погрузиться в свой собственный мир, увидеть сложный, причудливый, изменчивый и загадочный облик художника, наделенного тонкой и ранимой душой («Боль», 1789; «Сонет 6 прощании со школой», 1791).

Наиболее привлекательной стихотворной формой для Колриджа в юности был сонет. В 1794 —1795 гг. он создает целый цикл «Сонетов, посвященных видным деятелям» (Пристли, Шеридану, Годвину, Костюшко). В период наиболее активной деятельности корреспондент­ских обществ Колридж сближается с видными представителями демократического движения в Англии—Телуолом, Холкрофтом. Взгляды английских якобинцев несомненно отразились на политиче­ских воззрениях Колриджа, все еще занятого идеями исправления общественных пороков и зла, несмотря на первые горькие разочаро­вания в реальности и осуществимости радикальных изменений.

Демократические симпатии поэта были достаточно заметны, о чем свидетельствует тот факт, что стихотворение «Джону Телуолу» (1795), в котором он прославлял гражданское мужество, стойкость и патрио­тизм поэта и журналиста, участника корреспондентских обществ, было опубликовано только в 1912 г.

Однако настроения и эмоциональное состояние самого Колриджа в это время были крайне сложными и противоречивыми. В письмах к брату (1794—1798) он сообщает о своих разочарованиях, смятении, боли. Пессимистическое звучание ряда произведений этих лет («Ода к уходящему году», 1796; «Религиозные размышления», 1794; «Судьба народов», 1796) объясняются не столько пессимизмом поэта, сколько необыкновенной требовательностью к себе, желанием как можно скорее и полнее осуществить свои творческие намерения и планы, а также невозможностью их полного выполнения. Стиль этих произведений торжественный, эпитеты красочны, поэтические образы сложны, под­черкнуто философичны, пронизаны библейской символикой.

О дух, гремящий арфою времен! 
Чей смелый дух, не дрогнув, переймет 
Твоих гармоний чернотканый ход! 
Но взор вперяя в вечный небосклон, 
Я долго слушал, сбросив смертный гнет, 
В тиши душевной, ум смирив земной, 
И в вихре пышных риз передо мной 
Пронесся мимо 
Уходящий год!

(Пер. В. Брюсова)

Чувство личной причастности к несчастьям людей у романтическо­го поэта — пророка оттеняется желанием сосредоточиться на самом себе, сконцентрировать свою волю и энергию сильной личности для преодоления суеты мирской жизни. Однако жизнь полная тревог и переживаний, вторгается в светлый, радужный мир поэта-фантазера и мечтателя.

Карательные действия английских войск в Ирландии вы­звали возмущение многих мыслящих людей того времени. Колридж, особенно болезненно реагировавший на жестокость и любые формы деспотии, откликнулся на эти события великолепной военной эклогой «Огонь, Голод и Резня» (1798).

В отличие от античных эклог, воссоздающих мирные пастушеские беседы, в драматической поэме Колриджа участвуют три сестры-ведь­мы: Огонь, Голод и Резня, которые объявляют Питта вдохновителем всех несчастий, зверств и мучений, выпавших на долю простого ирландца. «Все он! все он! Четверкой букв он заклеймен», — повторяют ведьмы свой рефрен-заклинание, повествуя о том, как они расправля­ются с людьми и наслаждаются при виде их мучений. Не случайно, что адские, дьявольские силы тьмы и нечеловеческой жестокости выступают в этом произведении Колриджа в пластически убедительных образах трех ведьм, являющихся исполнителями воли Питта. Натура­листические детали и подробности в рассказах трех ведьм полностью уничтожают поэтическую оболочку античной идиллии.

Показательно, что уже в 1797 г. Колридж обращался к теме возмездия за содеянное зло, правда, в фольклорно-символических образах сказки (рождественская сказка «Ворон» имеет подзаголовок «Сказка, рассказанная школьником его братьям и сестрам»).

Однако рождественскому характеру этого стихотворения совершен­но не соответствует мрачный колорит повествования и образ главного героя—черного ворона, состоящего при «ведьме печали слугой». Фантастически-гротескная ситуация — постройка корабля из могучего дуба, служившего воронятам домом, радость ворона, увидевшего гибель судна, —драматически подчеркивают мысль Колриджа о том, что за содеянное против природы зло обязательно последует грозное возмез­дие. Правда, разрешение конфликтной ситуации Колридж видит лишь в сказочном варианте. Да и грозное возмездие —дело не рук челове­ческих, а слепого рока, неожиданно проявившего себя в действии.

Несомненно, что в этом произведении Колридж выступает в своем новом качестве — сатирика. Размер популярного народного доггерела (русского раёшника) в другом произведении поэта «Мысли дьявола» (1799) дает возможность Колриджу еще больше углубить сатиру, при­дать ей социальную, реалистическую направленность. В отличие от сказочной аллегоричности «Ворона», в этом произведении поэт дает развернутые бытовые зарисовки. Натуралистические подробности, гротескный образ самого дьявола, франтовато, по-воскресному одетого («в сюртуке из алого сукна, а в штанах дыра для хвоста видна») подчеркивают антиклерикальные и оппозиционно-критические на­строения Колриджа, высмеивающего английских тюремщиков, адво­катов, аптекарей, святош и ханжей, общение с которыми приносит дьяволу явное удовлетворение. По остроте критики и злости сатиры это произведение предвосхищает раннюю балладу Шелли «Прогулка дьявола» (1812), а также «Поездку дьявола» Байрона (1813).