Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Озерная школа - Вордсворт, Колридж, Саути

Озерная школа - Вордсворт, Колридж, Саути
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Теплый пол водяной читать дальше.

Для всякого романтика критика урбанистической жизни и циви­лизации означала одновременно и противопоставление вечно изменя­ющейся жизни природы, прекрасной и заманчивой, несвободе человека в городской суете. Но вместе с тем люди часто обрекают себя на осуждение природой, которая мстит человеку за его преступление перед миром гармонии и красоты. «Сказание о старом мореходе», посвященное этой теме, в течение ряда лет претерпело значительные изменения: оно называлось поэмой-фантазией; совершенствовался его стиль, уменьшалось число архаизмов, язык становился гибче, проще, понятнее, отчетливее проступали предромантические тенденции в изображении призраков смерти, тления, гниения.

История старого морехода, совершившего преступление против природы, убив альбатроса, проецируется на поэтическую структуру гимна стихиям природы, тем живым силам, которые властвуют над человеком. Это произведение явилось результатом тщательного изуче­ния поэтом многочисленных источников, давших ему возможность воссоздать яркие картины северной и южной природы.

Еще в 1799 г. Колридж писал о поразившей его «гармонической системе движений в природе», о гармонии, связывающей искусствен­ное и естественное в искусстве посредством изменчивых красок вооб­ражения. Природа воспринимается поэтом как чрезвычайно подвижное, вечно меняющееся, таинственное и прекрасное целое. Показательно, что герой произведения — бывалый и много видевший во время своих путешествий мореход — не перестает удивляться красоте природы, каждый раз открывая ее заново.

Отличительной особенностью «Сказания о старом мореходе» явля­ется органическое сочетание реальных образов, почти физически ощущаемых и осязаемых, с фантастическими образами готических романов. Именно поэтому произведение производит чрезвычайно сильное впечатление. «Жизнь-в-смерти» великолепно найденный Колриджем пластический образ, символизирующий кару, возмездие за совершенное против природы преступление. «Смерть» и «Жизнь-в-смерти» появляются вместе, но второй призрак страшнее. Одно из ярких романтических обобщений в «Сказании», подчеркивающее все­общий упадок, гибель и разложение, — гниющее море с мертвым кораблем, где находятся и призраки, и трупы, иногда кажущиеся старому моряку ожившими.

Старый моряк — это персонифицированная больная совесть че­ловека, которому нет прощения. Используя приемы балладной формы, Колридж для придания драматизма повествования часто употребляет повторы (одни и те же глаголы, прилагательные). Муки и страдания моряка приобретают в балладе вселенский характер, а сам он превра­щается в трагического титана, призванного страдать за всех и гордо нести это бремя одиночества. Экономно использованная лексика развивает воображение читателя, заставляет его домысливать за поэта, дорисовывать только что начатую картину.

Фантастическое и надуман­ное в мелодике и ритмике стиха переплетается с живыми, разговорны­ми интонациями, создавая поэтически прихотливую и разнообразную романтическую атмосферу. Путешествие морехода имеет и символи­ческий смысл. Совершив преступление—убив альбатроса, мореход проходит сложное и мучительное осознание своей вины перед приро­дой. Убитый альбатрос висит у него на шее вместо креста.

Но когда мореход благословляет водяных змей, мертвая птица падает в пучину моря, несколько освободив его от страшных угрызений совести. Но окончательное расставание с криминальным прошлым происходит в сцене : встречи с отшельником, когда весь корабль — символ преступ­ления, вины и наказания —уходит под воду.

В финале «Сказания о старом мореходе» настойчиво и определенно звучит тема прощения тех, кто сумеет осознать свою вину перед природой, кто «возлюбит всякую тварь живую и всякий люд» и восстановит тем самым нарушенное в мире равновесие.

Обращение к средневековому сюжету для Колриджа было не простой данью моде. Средневековая тематика служила ему поводом для более смелого поиска и эксперимента в области формы, системы стихосложения. Атмосфера средневековья привлекала Колриджа еще и потому, что давала возможность обратиться к народной мудрости, верованиям, преданиям прошлого. В поэме «Кристабель» (1797) сред­невековый уклад жизни старинного феодального замка, расположен­ного в глухом, непроходимом лесу, суров и неприветлив, люди там молчаливы.

Героиня произведения — Кристабель, молящаяся ночью в лесу о своем женихе, встречает поразившую ее своей красотой незнакомую девушку Джеральдину, назвавшуюся дочерью Роланда де Во. Криста­бель вначале не замечает дьявольских черт в облике новой знакомой. Она представляет ее отцу и сама нежно к ней привязывается. Правда, иногда в глазах Джеральдины светится змеиный огонь, а сама она напоминает маленькую змейку. Сплетая реальное и фантастическое, Колридж почти убеждает читателя в возможности существования оборотней.

Джеральдина выполняет в поэме определенную миссию — она должна совратить с пути благочестия Кристабель (отсюда образ змеи-искусительницы), отомстить ее отцу сэру Леолайну, поссорившемуся с отцом Джеральдины много лет назад. Поэма осталась незаконченной, но даже и в этом незавершенном варианте, по словам Колриджа, она отличалась оригинальностью, вызывая различные толкования. Види­мо, по замыслу поэта, она должна была выразить торжество христиан­ской морали. Сверхъестественное, темное, непонятное, злое есть в душе каждого человека. Важно сделать усилие и не дать силам зла одержать над собой победу.

Ключевой сценой для понимания идейного замысла поэмы явля­ется рассказ барда Браси о своем сне, в котором он видел горлицу Кристабель, обвитую зеленой змеей. Фантастические сновидения включены во многие произведения Колриджа, и это далеко не случай­но. Они составляли главный объект исследования в следующей неза­конченной поэме Колриджа «Кубла Хан, или Видение во сне».

Фрагмент поэмы был опубликован в 1816 г., а создан значительно раньше, в 1798 г. Поэта всегда волновала проблема одиночества. По-разному эта тема звучит в «Сказании о старом мореходе», «Муках сна», в «Кристабели». В поэме «Кубла Хан» Колридж создал большое число сложных романтических образов, самым ярким из которых является образ поэта-мага. Сам поэт назвал эту поэму разговорной, описательной. Здесь дается подробное описание экзотического пейза­жа, великолепных дворцов. Нега и роскошь, окружающие восточного деспота, воссозданы в поэме с помощью изощренного стиха, изобилу­ющего специально подобранными звуковыми сочетаниями, экзотиче­скими названиями.