Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Анна Бронте

Анна Бронте
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Патрик Бронте считал самой красивой в семье свою младшую дочь — Анну, стройную худенькую девушку с фиалковыми глазами, светло-каштановыми волосами, красиво падающими на шею крупными коль­цами. Внешняя привлекательность сочеталась в ней с застенчивостью, интенсивной духовной жизнью, любовью к литературе. Она была натурой мечтательной, но способной в определенные критические моменты проявить должную твердость и решительность.

Более поздние критики называли ее Золушкой среди своих сестер. Однако и она была литературно одарена, хотя известность пришла к ней гораздо позже, в XX столетии.

Детство Анны также прошло в Хоуорте, где ее вырастила тетя, чьей любимицей она была. Отношение к ней со стороны сестер и брата всегда было соответствующим ее положению самой младшей. Хрупкая, болезненная, задумчивая, она тем не менее приняла участие вместе с Эмилией в создании фантастического мира, связанного с событиями на вымышленном острове Гондал, откуда и берет начало ее творчество. Влияние тети выразилось в том, что в отличие от сестер она была ревностной христианкой и моралисткой, методизм в характернейших его выражениях был ей близок.

Три года она училась в школе мисс Вулер, где были замечены ее незаурядные способности, а далее ее ждала профессия гувернантки, существа совершенно бесправного, в котором никто не видит «живого, наделенного рассудком человека», как утверждала Шарлотта.

Радостную ноту в жизнь Анны внесло чувство к Уильяму Уейтмену, молодому священнику. Но надеждам на любовь, брак, семью не дано было осуществиться. Он умер внезапно во время эпидемии холеры и был похоронен на кладбище, примыкавшем к ее родному дому.

Как и сестры, Анна рано начала писать стихи, ее внимание привлекал окружающий мир, природа, человеческая сущность. В духе эстетики романтизма большую роль в ее поэзии играли настроения, передающие состояние печали, скорби, грусти. Ее религиозное мыш­ление, вера, укрепляющая дух в тяжелых испытаниях, также нашли отражение в поэтических строках.

О жизнь счастливая средь диких гор, 
Лесов дремучих, океанских волн! 
Когда везде —открытый нам простор, 
И он путей неисчислимых полн. 
Пусть гонят нас, пусть нам покоя нет, 
Но впереди зато — надежды свет!

(Пер. И. Гуровой)

Для ее художественной манеры характерен элегический тон, про­стота и искренность выражаемых чувств. «Когда нас посещает печаль, мы, естественно, ищем отдохновения в поэзии», —писала она в своем первом романе «Агнес Грей». Боль ранней утраты, грустные воспоми­нания нашли отражение в стихотворении «Сны».

Проснусь —и всюду тишина,
Прекрасных грез пропал и след.
Я нелюбима, я одна.
Слов выразить все это — нет.
Творец, к чему решил Ты дать
Мне сердце, что любви полно,
Коль радости ее познать
Лишь в сонных грезах мне дано.

Ярких впечатлений в ее жизни было немного. Мечтая о море, она совершила путешествие к восточному побережью Англии. Но впечат­ления быстро вытеснили из памяти последующие события — работа гувернанткой у Робинсонов, куда она помогла устроиться и брату, который влюбился в хозяйку дома, что послужило причиной его увольнения и последующей медленной гибели. Смерть его в 1848 г. Анна переживала тяжело. Отражением трагического опыта стал ее роман «Незнакомка из Уайлдфелл-холла».

Вместе с Шарлоттой она побывала в Лондоне у издателя Смита.

Впервые в жизни Анна смогла посетить Оперу, Национальную галерею, Академию художеств. Жизнь, казалось, обрела новые краски и обещала так много, но Анна уже была смертельно больна. Обеспокоенная состоянием ее здоровья, пытаясь спасти свою младшую сестру, Шар­лотта срочно увозит ее к морю, где они любуются скалами на закате солнца, морским прибоем. Однако помочь уже невозможно. Анна Бронте умирает 28 мая 1849 г. в Скарборо, где ее и похоронили.

Впервые Анна Бронте обратилась к жанру исповедально-биогра­фического романа «Агнес Грей» (1847), в котором доминирует тема положения женщин в обществе. Сразу обращает на себя внимание тональность повествования, окрашенная печалью, скорбью, являюща­яся отражением дисгармонии бытия.

Героиня, Агнес Грей, вынуждена в силу обстоятельств начать трудовую жизнь. Сердце ее переполняет жажда деятельности, она полна иллюзий. «Как было бы чудесно стать гувернанткой! Увидеть мир!.. Самой содержать себя!» Однако ей предстоит очень нелегкий путь и много разочарований.

Вначале она попадает в семейство, глава которого с точки зрения соседей —«милый, добродушный господин». Но глазам самой Агнес предстал немолодой джентльмен с багровым и длинным лиловым носом. Скандал, который он учинил за обедом по поводу бараньей ноги, довершает реалистически точно выписанный портрет.

Милые розовощекие дети, естественно, прирожденные маленькие тираны, командующие как гувернанткой, так и прислугой. Любимое их занятие — резать ножичком живых воробушков или вырывать у них ножки, сладострастно наблюдая, за муками несчастной птички. Девочка бе­зумно любит лошадей, скачки и, к изумлению родителей, ругается, как кучер. Родителям совершенно неведомы никакие приемы воспитания. Все заботы такого рода возложены на хрупкую гувернантку, ощущаю­щую постоянное презрение хозяйки, равнодушие ее мужа, садизм детей, чувство страшного одиночества и тоски по дому.

В сюжете выделяются две линии. Одна из них связана с течением жизни в определенной среде, другая с эволюцией мысли Агнес, ее мечтами, страданием, надеждами. Последней соответствуют ассоциа­ции, возникающие по тому или другому поводу, и более замедленный темп. В романе ощущаются традиции просветительские, связанные с именами Стерна, Ричардсона, но они сплетаются у Анны Бронте с новым историко-культурным климатом. Жанр исповеди у нее разви­вается по соответствующим законам, будучи связанным не с прошлым или будущим, но с трагически переживаемым настоящим. Повество­вание идет от первого лица, часто это «я» сливается с авторским.

Сестры Бронте были поразительно одарены, занятия литературным трудом приносили им ощущение редкостного счастья. Но работа гувернантки была для них каторгой. Поэтому бесполезно искать в романе проявлений педагогического дара. Агнес руководствуется де­визом: терпение и труд. Загнать ребенка в угол, зажать стулом и требовать выполнения задания или распять его на полу, чтобы он не мог царапаться и бить, — это скорее непедагогические приемы. Но гораздо важнее другое.