Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Джордж Элиот

Джордж Элиот
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Мэгги — полная противоположность Тому. Это умная, эмоцио­нальная девушка, свободная от предрассудков среды, в которой вы­росла, не боящаяся пересудов соседей, смелая и отважная, не задумывающаяся над последствиями своих часто рискованных поступ­ков. Мэгги подкупает непосредственностью, свободой, энергией, раз­нообразием своих духовных запросов. Она может убежать в цыганский табор, увлечься женихом своей кузины, влюбиться в сына адвоката, разорившего их семью. Но в критический момент Мэгги находит в себе силы подавить свои чувства во имя долга. Нравственное начало в ее характере питается своеобразной жизненной философией, отличной от наследственных факторов. По существу, Элиот, создавая характеры своих персонажей, не до конца верна теории наследственности, как это может показаться на первый взгляд. И Тома, и Мэгги, несмотря на сложность их взаимоотношений, примиряет их общий конец —оба они тонут в волнах Флосса. Но главное — осуществляется их намере­ние никогда не расставаться. В письмах к друзьям Д. Элиот писала, что характеры главных героев выписаны с одинаковой мерой тщатель­ности. Основное внимание писательница уделяет внутреннему миру героев, той динамичной острой борьбе, которая происходит в душе Мэгги, когда она открывает для себя мир, отличный от ее собственных представлений и идеалов.

Большие перемены происходили в мировоззрении самой Д. Элиот. Все дальше и дальше она отходила от ортодоксального христианства. Она пришла к признанию любой веры, способствующей нравственному совершенствованию человека. По мере того как писательница готова была признать различные церковные учения, ее рационализм стано­вился все отчетливее, что приводило иногда к особенно ясному и тщательному воспроизведению реалий внешнего мира в ее произведе­ниях. Она была одной из первых писательниц викторианской Англии, которая приблизилась к изображению механизма интеллекта, процесса мышления, что стало потом достоянием психологического романа.

Это обстоятельство рождает известную наукообразность в описании деталей быта и обстановки, архитектуры, интерьеров Флоренции XV в. в историческом романе «Ромола».

Образы Савонаролы, равно как и Ромолы, и ее мужа Тито Мелема нарисованы достаточно объективно в полном соответствии с требова­нием писательницы изображать характеры объективно и бесстрастно, чтобы читатели поняли, в чем они плохи, а в чем хороши. Характеры несомненно закрывают собой фон, включающий исторические собы­тия. Пожалуй, именно в воспроизведении исторических событий Элиот ближе к Теккерею, чем к Диккенсу или В. Скотту, если иметь в виду исторический жанр. Ее интересуют характеры, а не сюжет, факты человеческой судьбы, а не факты истории. Народная жизнь в перелом­ные кризисные моменты истории осталась за пределами художествен­ного изображения Элиот. Однако ее романное творчество второго периода развивается в соответствии с теми изменениями, которые претерпевает жанр романа во второй половине XIX в.

Об этом свидетельствует ее роман «Феликс Холт, радикал» (1866), где ставятся важные вопросы политического, социального и нравст­венного характера. Расширяется тематический диапазон ее творчества — в романе изображены все круги общества 30-х годов, периода борьбы буржуазии за избирательную реформу. Феликс Холт — сын ткача, научившийся ремеслу часовщика. Этот образованный молодой человек отнюдь не стремится попасть в средние слои общества, как ему советует священник мистер Лайон. Он гордится своим происхождением, явля­ется подлинным выразителем народных интересов. Его радикализм истинный, а не ложный. Ему противопоставлен «радикал» от помещи­ков Хэролд Трэнсом, наживший огромное состояние на Востоке и вернувшийся на родину для участия в избирательной кампании. Он не брезгует никакими методами, чтобы заполучить побольше избирателей. В этом романе Элиот повествовательная линия усилена ироническими и сатирическими выпадами против карьеристов-политиканов вроде Хэрольда Трэнсома, адвоката Джермина. Описания чрезвычайно живо­писны, хорошо передают эмоциональное состояние героев, атмосферу, в которой происходит действие (например, сцена, повествующая об ожидании миссис Трэнсом своего сына).

И пейзаж, и обстановка в доме, поведение слуг — все подчеркивает напряженность момента, драматизм которого усиливается по мере того, как герой подъезжает к своему дому. Интересны диалоги Феликса Холта с Лайоном и его дочерью Эстер. В них отражены литературные вкусы эпохи, которые проникли даже в рабочую среду. Феликс Холт — начитанный молодой человек, но он не кичится своим образованием, обо всем имеет собственное мнение и внимательно выслушивает других. Русские революционеры-народники (например, П. Н. Ткачев в литературно-критической статье «Люди будущего и герои мещанства») увидели в характере Феликса Холта черты человека будущего. Но они не всегда верно оценивали взаимосвязь персонажей с позицией автора произве­дения. А здесь совершенно очевидны позитивистские взгляды Элиот, стремящейся напомнить каждому классу общества о выполнении его обязанностей (только тогда, по мнению автора, общество будет усо­вершенствовано). Главное —это то, что каждый класс должен думать о благе всей нации. Феликс Холт, тем не менее, один из значительных положительных героев писательницы.

Особое место в творчестве Элиот второго периода занимает роман «Мидлмарч» (1871 — 1872). Перед нами тщательно выписанные кар­тины быта провинциального города с большими и мелкими страстями его обитателей, со смертями и рождениями, со свадьбами и политиче­скими дебатами. В этом романе реализуется эстетическая программа писательницы — передать поток жизни, остановленный волей худож­ника: «Здесь один тихо сползает по лестнице общественного положе­ния: рядом с ним другой, напротив, лезет вверх, переходя со ступени на ступень. Кругом мы видим несчастных искателей счастья, разбога­тевших бедняков, гордых джентльменов, представителей своих местечек: одних увлекает политический поток, других — церковное движение, и они, сами того не сознавая, сталкиваются между собой целыми группами среди этого общего волнения...