Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Американский Трансцендентализм - Эмерсон, Рипли, Торо, Фуллер, Паркер

Американский Трансцендентализм
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Идеал Эмерсона в области общественных отношений — союз, основанный исключительно на добровольном согласии сохраняющих свою независимость индивидуумов. Теория личности и государства Эмерсона — разновидность философского анархизма.

Каковы истоки этой индивидуалистической утопии? Исторически индивидуализм как выделение человека из общины складывается в эпоху Возрождения (ренессансное «открытие Я»). Позднее он становится важнейшей составляющей романтического канона личности (герои Байрона, Гофмана, Лермонтова и др.). Но именно в США индивидуализм стал устойчивой чертой национального сознания, что нашло отражение й в системе построения гражданского общества США и модели повседневного поведения американцев. Причина тому, во-первых, наследие протестантизма, утверждавшего личный характер отношений верующего и Бога, часто не признававшего ни светской власти, ни церковных посредников. Во-вторых, это повседневный жизненный опыт американских колонистов, которых сами условия жизни в Новом Свете, особенно на фронтире, учили надеяться только на себя и полагаться на собственные силы, не надеясь на помощь государства, а его контроль воспринимая как досадную помеху. Доктрина Эмерсона о доверии к себе подняла сложившуюся жизненную практику на уровень национальной идеологии, дав ей этическое обоснование. Она легла в основу концепции «американской мечты».

Едва ли возможна однозначная оценка этического индивидуализма Эмерсона. Несомненно, в ней есть опасность разгула разрушительных центробежных сил, которые раздробят общество на отдельные воюющие между собой атомы. Не исключено, что кто-то увидит в принципе «доверия к себе» возможность оправдать любое эгоистическое желание ссылкой на «внутренний голос». Но следует помнить: доктрину о «доверии к себе» провозгласил человек абсолютной нравственной безупречности, еще при жизни почитаемый за святого. Еще важнее то, что индивидуализм Эмерсона последовательно демократичен и не предполагает никакой избранной расы или нации, никакого привилегированного класса. Каждый человек должен «ощутить мир принадлежащим ему и общаться с другим человеком как суверенная держава с суверенной державой». Наконец, в этике Эмерсона есть своего рода ограничитель, оберегающий мир от распада и анархии, — царящий в природе Нравственный Закон.

В исторической перспективе при всей «обоюдоострости» доктрина Эмерсона о «доверии о себе» имеет прогрессивное значение. Она выражает протест против манипулирования человеком, превращения его в «винтик», материал для осуществления утопических схем, утверждает самоценность человеческой личности, зовет к свободе мысли и чувства.

Вторая главная тема творчества Эмерсона — «человек и природа». В трансцендентализме Эмерсона природа — всеобщая первооснова, и человеческое существование может быть полным только в единстве с природой. Природа прежде всего — «символ духа». Существует тайнственная связь между миром природы и миром человеческой души. Законы материи соответствуют законам этики. Все в природе пребывает в гармоничном единстве. Насколько общество, сводящее человеческие отношения к «обмену новостями из одной и той же тарелки», губительно воздействует на человека, настолько общение с природой целительно для него.

В книге «Избранники человечества», а также ряде эссе Эмерсон развивает свою историческую концепцию. Его не интересуют общественно-экономические формации и развитие производительных сил. Историю, по его мнению, творят великие идеи, воплотившиеся в осознавших свое призвание людях. История подменяется биографией: «Всякий общественный институт — лишь продолжение тени, которую отбрасывает какой-то человек».

Важная роль в развитии эстетической мысли в США принадлежит «органической» эстетической теории Эмерсона. Для Эмерсона художник, творец — посредник между Сверхдушой и человечеством. Особый акцент делается на интуиции. Тайны истины и красоты неподвластны сухой логике и объективному знанию. Только воображение и интуиция могут раскрыть связь между миром внешним и миром внутренним. И тогда произведение искусства станет «органической» частью природы.

Значительное место в эстетике Эмерсона отводится утверждению национального характера, национального своеобразия американской культуры. Он подчеркивает, что предметом литературы должны стать сегодняшний день Америки и ее сегодняшние дела. Американская литература не должна копировать европейские образцы. Настоящий американский гений явится с необозримых просторов Запада и заговорит собственным языком (Эмерсон, по сути дела, предсказал появление У. Уитмена). Но Эмерсон, который сам был эрудитом и знатоком древности, призывает не порвать с пошлым, а поставить его на службу современности. Целью искусства Эмерсон считает не развлечение, а нравственный пример. Не случайно он придавал такое большое значение своим устным выступлениям, стремясь к прямому воздействию на аудиторию. Его эссе во многом опираются на традицию новоанглийской проповеди, при этом общефилософские концепции прилагаются к повседневному человеческому опыту.

В целом Эмерсону присущ демократический взгляд на литературу. Слово писателя, по его мнению, должно быть рождено народом и служить народу.

Эмерсон — мастер блестящего, отточенного афоризма, в сжатой, концентрированной форме выражающего ключевую мысль эссе или стихотворения. Многие из его афоризмов стали национальными «крылатыми фразами». Эмерсон широко использует приемы и стилевые обороты, свойственные ораторской речи: риторические вопросы, побудительные конструкции, различные виды повторов и т. п. Его художественный язык исполнен проповеднического пафоса, но далек от скучной назидательности и, наоборот, отличается богатством и разнообразием интонаций — от пророчески-возвышенной до непринужденно-бытовой.

Идеи, творчество, сама личность Эмерсона несли в себе огромный стимулирующий заряд, что обусловило широту и многообразие их влияния на американскую духовную жизнь.

Другой яркой фигурой американского трансцендентализма был писатель, философ и натуралист Генри Дэвид Торо (1817— 1862). Он родился в Конкорде в семье бедного ремесленника, но благодаря стипендии ему удалось окончить в 1837 г. Гарвардский университет. Торо вернулся в Конкорд, работал сначала учителем в школе, затем землемером, карандашным мастером, а с 1841 г. поселился в доме Эмерсона, формально в качестве садовника, а фактически — как младший друг и ученик. Благонамеренные жители Конкорда считали его лентяем и подозрительным чудаком, а он лишь всегда поступал так, как считал правильным. Его кредо: «Не надо мне любви, не надо славы, дайте мне только истину».

Торо становится членом Трансцендентального клуба, печатает стихи и прозу в журнале «Дайэл». Его основные произведения —«Неделя на Конкорде и Мерримаке» (1849), «Уолден, или Жизнь в лесу» (1851), а также ряд эссе, из которых наиболее известно «Гражданское неповиновение» (1849). Большая часть написанного Торо —лирико-философские очерки-размышления. Это своего рода дневники его путешествий в природу — в леса штата Мэн или за околицу Конкорда,— но это также и дневник поисков высшей истины и гармонии.

Однако Торо отнюдь не просто «беглец в природу». Его глубоко волнуют и проблемы общественной жизни. В 50-е гг. он принял активное участие в аболиционистском движении, выступая с бескомпромиссной критикой рабства. Это особенно ярко проявилось осенью 1859 г. во время суда над капитаном Джоном Брауном. Торо колокольным звоном собрал в ратуше жителей Конкорда и произнес речь в защиту Брауна и его дела.