Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Уолтер Уитмен

Уолтер Уитмен
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Основными средствами организации поэтической речи Уитмена являются следующие: оформление каждой законченной мысли в рамки одной строки-предложения; разнообразные виды синтаксического параллелизма, когда одна структура многократно варьируется с небольшими лексическими изменениями, лексические повторы — анафора (единообразие начала строки) и эпифора (единообразие конца); фонетические средства — внутренняя рифма, ассонансы, аллитерации. Поэт часто использует в своих стихах ораторские приемы: прямые обращения во втором лице, структуры «вопрос — ответ», повелительное наклонение и пр.

Истоки поэтической системы Уитмена восходят к речи древних пророков Востока, индейскому фольклору, традиции американской проповеди и прозе новоанглийских трансценденталистов, в первую очередь Эмерсона. Но творческий гений Уитмена создает из всего этого новый поэтический язык, единственно пригодный для выражения нового содержания и мировосприятия, и тем самым кладет начало новой — уитменовской — традиции в мировой литературе.

В названии книги «Листья травы» скрыта центральная идея всего мироощущения Уитмена—чувство общности, единства всего, что существует во Вселенной. В ней совершается вечный круговорот, переход материи из одного состояния в другое, а раз так, то все связано цепочкой «бесконечной общности»:

Бесконечная общность объемлет все —
Все сферы, зрелые и незрелые, малые и большие, все солнца, луны и планеты, 
Все расстоянья в пространстве, всю их безмерность, 
Все расстоянья во времени, все неодушевленное, 
Все души, все живые тела самых разных форм, в самых разных мирах, 
Все газы, все жидкости, все растения и минералы, всех рыб и скотов, 
Все народы, цвета, виды варварства, цивилизации, языки, 
Все личности, которые существовали или могли бы существовать на этой планете или на всякой другой, 
Все жизни и смерти, все в прошлом, все в настоящем и будущем. 
Все обняла бесконечная эта общность, как обнимала всегда.

(Пер. Л. Сергеева)

Скромные листья травы, появляющиеся из-под земли каждой весной, и становятся символом этого круговорота, этой неиссякаемой жизни, ибо ничто не исчезает совсем — уничтожения нет, есть вечное обновление. Эта мысль раскрывается в шестом разделе «Песни о себе».

И малейший росток есть свидетельство, что смерти на деле нет, 
А если она и была, она вела за собою жизнь

(Здесь и далее пер. К. Чуковского)

И себя, и свою поэзию Уитмен рассматривает в первую очередь как часть этого огромного единства.

Рука об руку с этим ощущением всеобщей связи в поэзии Уитмена постоянно живет чувство беспредельности мироздания, бесконечности пространства и времени, космической масштабности. Поэт мыслит категориями вечности, считает на миллионы, человек для него — звено в бесконечной цепи предков и потомков. В мире Уитмена не важны расовые, национальные или имущественные различия, человек — прежде всего пассажир звездного корабля под названием Земля.

Отсюда вытекает второе ключевое понятие поэтического мира Уитмена — равенство всех людей.

Я говорю мой пароль, я даю знак: демократия, 
Клянусь, я не приму ничего, что досталось бы не всякому поровну.

Понятие демократии у Уитмена ни в коем случае не сводится к реальностям буржуазной парламентской республики и практике буржуазной демократии в США. Это мечта об идеальном общественном строе, в котором не будет места классовому неравенству, эксплуатации, бедности и голоду, что перекликается с идеями утопического социализма:

Я взращу, словно рощи густые, союзы друзей и товарищей вдоль твоих рек, Америка,
на прибрежьях Великих озер и среди прерий твоих. 
Я создам города, каких никому не разъять, так крепко они обнимут друг друга,
Сплоченные любовью товарищей, 
Дерзновенной любовью товарищей... 
Это тебе от меня, Демократия, чтобы служить тебе, ma femme!

В «Листьях травы» эта идея равенства воплощена во множестве калейдоскопически сменяющих друг друга портретов людей Америки — рабочих, фермеров, погонщиков, скотоводов, докеров и т.д. Их индивидуальные черты стерты, но все вместе они составляют обобщенный образ «простого человека» Америки, с которым поэт отождествляет себя и от лица которого говорит.

В основе этого человеческого братства у Уитмена лежат не социально-политические категории, а призыв к людям любить друг друга пылкой и восторженной любовью.

Без этой любви безжизненно любое общественное устройство, а «тот, кто идет без любви хоть минуту, на похороны свои он идет, завернутый в собственный саван». И в себе самом поэт выше всего ценит именно способность к щедрой, деятельной любви:

Напечатайте имя мое и портрет мой повесьте повыше, ибо имя мое — это имя того,
кто умел так нежно любить
Того, кто не песнями своими гордился, но безграничным в себе океаном любви,
кто изливал его щедро на всех...

Такая любовь, как полагает Уитмен, —общий закон жизни, и он не сводится к отношениям полов. Однако автор «Листьев травы» обращается и к извечной теме любви мужчины и Женщины, причем делает это с удивительной для своего времени смелостью. Без тени аскетизма и ханжества Уитмен говорит в своих стихах о том, как естественна и чиста физическая сторона любви, как прекрасно человеческое тело, как сливаются в любви духовное и телесное начала в человеке.

Особую ярость пуритан и лицемеров вызвал цикл стихов Уитмена «Дети Адама», целиком посвященный всепобеждающей любовной страсти.

Мечтая об идеальной демократии будущего, Уитмен видел ее зачатки в современной ему Америке простых тружеников. Эту Америку поэт нередко противопоставляет европейским странам, где сохранились реакционные режимы. В то же время он не закрывает глаза на пороки, которыми поражено американское общество.