Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 19 века - Уолтер Уитмен

Уолтер Уитмен
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




«Песня о себе» и построена на перевоплощениях автора в бесчисленных встречных:

И все они льются в меня» и я вливаюсь в них, И все они —я,
Из них изо всех и из каждого я тку эту песню о себе.

Уитмен — и это для него важнейший эстетический принцип — не описывает своего персонажа, а становится им: «Когда я даю, я даю себя».

В этом потоке перевоплощений есть элемент «всеядности», но Уитмен в первую очередь ощущает свою близость людям труда, тем, на ком держится земля:

Я влюблен в растущих на вольном ветру; 
В людей, что живут среди скота, дышат океаном или лесом: 
В судостроителей, в кормчих, в тех, кто владеет топорами и молотами и умеет управлять лошадьми,
Я мог бы есть и спать с ними из недели в неделю всю жизнь.

Десятки «моментальных снимков» людей Америки разных профессий, соединенных методом монтажа, складываются в яркий и живой «коллективный портрет» народа и эпохи.

Идейно-художественные открытия Уитмена: его свободный стих, темы и интонации, урбанистическая образность сыграли громадную роль в развитии американской литературы. Уитменовская традиция оказалась исключительно плодотворной. В начале XX в. последователями Уитмена были крупнейшие поэты этого времени К. Сэндберг, ЭЛ. Мастере, В. Линдсей, X. Крейн. Эта реалистическая традиция (иногда она переплеталась с авангардистскими поисками) продолжается в творчестве таких больших и сложных поэтов, как У.К. Уильяме, У. Стивене, Р. Лоуэлл и многих других. Для них связь с поэзией Уитмена означала обращение к реальности, прорыв к действительности, нередко из тупика модернизма. Народность и демократизм творческой программы Уитмена лежат у истоков развития социалистической литературы США, представленной именами Д. Рида, М. Голда, У. Лоунфелса и др. И в поэзии последних десятилетий вновь и вновь возникает перекличка со строками и образами «Листьев травы».

Нередко современные поэты обращаются и к самой личности Уитмена, видя в нем образец духовного здоровья, нравственной чистоты и стойкости, бескорыстного служения людям. Так, А. Гинсбрег, один из лидеров американских поэтов-битников в 50-е годы, обращается к Уитмену так:

«О дорогой мой отец, старый седобородый одинокий учитель мужества». У него он ищет ответа на вопрос о судьбе родной страны: «Куда мы идем, Уолт Уитмен?»

Многообразны связи Уитмена с русской литературой. Впервые имя Уитмена привлекло внимание критики в 1861 г. В начале 70-х годов XIX в. стихами Уитмена восхищался И.С. Тургенев, который собирался опубликовать подборку своих переводов из «Листьев травы», но это его намерение осталось неосуществленным. С конца 1880-х годов творчеством Уитмена живо интересовался Л.Н. Толстой, у которого встречались как одобрительные, так и критические замечания о творчестве заокеанского поэта, но первых намного больше. В начале XX в. пропагандистом наследия Уитмена в России становится К. Чуковский. С 1907 по 1969 г. вышло 12 книг Уитмена в его переводах, причем последние издания под заглавием «Мой Уитмен» кроме переводов стихов включали биографический очерк и очерк творчества Уитмена, заметки о восприятии его творчества в США и России.

Уитменовский свободный стих проникает в русскую поэзию через отдельные написанные верлибром стихотворения В. Брюсова, А. Блока, М. Кузьмина, а немного позднее широко используются русскими поэтами-футуристами, в частности В. Хлебниковым. В 1918 г. «родоначальником пролетарской поэзии» назвал Уитмена А.В. Луначарский. Не потеряли своего значения открытия Уитмена и для творчества современных советских поэтов.

Когда в 1881 г. предполагалось перевести стихи Уитмена на русский язык, поэт написал короткое «Письмо о России», строки которого звучат призывом к взаимопониманию и сотрудничеству и выглядят сегодня исключительно актуально: «Вы — русские, и мы — американцы! Такие далекие и такие несхожие с первого взгляда — так различны социальные и политические условия нашего быта, такая разница в путях нашего нравственного и материального развития, и все же в некоторых чертах, в самых главных, наши страны так схожи». Среди этих черт Уитмен называет «разнообразие племен и наречий», «пылкую склонность к героической дружбе», «огромные просторы земли, широко раздвинутые границы», «независимое руководящее положение в мире» и, наконец, «бессмертные стремления, живущие в глубине обоих великих народов». Выраженная в «Письме о России» мечта Уитмена — «задушевное содружество людей» (сначала отдельных людей, а потом, в итоге, всех народов земли) — и ныне остается высокой целью человечества.