Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 20 века - Анри Барбюс

Анри Барбюс
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




В двадцати четырех главах романа немало маленьких самостоятельных фрагментов, напоминающих о Барбюсе как общепризнанном мастере новеллистического жанра: эпизод о любви Ламюза к беженке Эдокси и ее гибели, о поисках брата по звуку тикающих часов на руке убитого, о путешествии в мирный тыл и сумке почтальона. Эти и другие микроновеллы заставляют вспомнить трагическую историю любви из новеллы Барбюса "Нежность", другие новеллы из сборников "Мы" (1914), "Несколько уголков сердца" (1921), "Правдивые повести" (1929).

Пространство романа Барбюса - война, вырвавшая людей из орбит их существования и втянувшая в свои воронки, затопленные окопы и опустошенные степи, над которыми гуляет пронизывающий, ледяной ветер. Запоминаются равнины, усеянные трупами, по которым, словно по городской площади, снуют люди: идут отряды, санитары выполняют часто непосильную работу, пытаясь найти среди полуистлевших останков своих. На перевязочном пункте гул стонов и жалоб, острый запах, исходящий из бесчисленных ран. "У меня гангрена, у меня переломы, у меня все внутри изодрано в клочья, - причитает раненый, закрыв лицо руками. - А еще на прошлой неделе я был молодым, я был чистым. Меня подменили: теперь у меня старое, изуродованное, поганое тело, и приходится с ним возиться".

В конце романа есть символическая сцена: рядом, в одной траншее спят вконец обессиленные немцы и французы, по чьей-то злой воле ставшие врагами и оказавшиеся друг против друга. Они свалились замертво, лежат вповалку, словно в единой братской могиле. "...И на всем пространстве, как нечистоты, валяются тела: они еще дышат или истлевают". Опыт натуралиста оказался весьма кстати Барбюсу при создании безобразного лика войны, "клинически" отталкивающего своей биологической установкой на умерщвление всего живого и прекрасного. "Война - это не атака, похожая на парад, не сражение с развевающимися знаменами, даже не рукопашная схватка, в которой неистовствуют и кричат; война - это чудовищная, сверхъестественная усталость, вода по пояс, и грязь, и вши, и мерзость. Это заплесневелые лица, изодранные в клочья тела и трупы, всплывающие над прожорливой землей и даже непохожие больше на трупы. Да, война - это бесконечное однообразие бед, прерываемое потрясающими драмами, а не штык, сверкающий, как серебро, не петушиная песня рожка на солнце!"

Роман Анри Барбюса "Огонь" вызвал огромный резонанс: оспаривалась сама возможность нетрадиционного произведения, казалось, противоречившего всей своей стилистикой роману как жанру беллетристики. Стефан Цвейг считал, что эта книга, взбудоражившая свое время так, как ни одно произведение французской литературы после "Нана", вовсе не роман, а скорее его противоположность. Ценность этой книги Цвейг видел в отсутствии всякого вымысла, в беспощадной правдивости и достоверности, в то время как роман является плодом фантазии писателя и вымыслом. Мэтр сюрреализма Андре Бретон называл "Огонь" большой газетной статьей, а самого Барбюса - ретроградом. Писатель и общественный деятель Раймон Лефевр, напротив, отмечал новаторство романа и проявившиеся в нем существенно новые качества гуманистической прозы: "Буржуазный интеллигент по воспитанию, Барбюс прошел войну солдатом, и написанная им книга - это книга солдата... "Огонь" - это демократическая эпопея... Она народна. И потому - интернациональна".

В эстетических и общественно-политических воззрениях самого Барбюса после войны резко обозначился поворот к революционной программе. Анри Барбюс известен активной общественной деятельностью, в том числе и политической.

В 1917 году вместе с друзьями-фронтовиками он создал Республиканскую ассоциацию ветеранов войны, чтобы продолжить сражаться против милитаризма и реакции, а в 1919 году - группу революционно настроенных писателей и журнал "Кларте" (в переводе - "ясность"), повторивших название его второго антивоенного романа, в определенном смысле ключевого слова для понимания эстетики писателя. "Кларте" вела активное наступление на позицию "над схваткой" Ромена Роллана. Барбюс полемизировал с его тезисами о цели и средствах борьбы вообще и революционной в частности: опасения Роллана о далеко идущих нравственных издержках насильственных методов борьбы представлялись Барбюсу надуманными, а пацифизм автора "Декларации независимости духа" - проявлением враждебной пролетарскому делу позиции буржуазной интеллигенции. Расхождения двух писателей, категоричность Барбюса по отношению к иллюзиям прошлого, которые еще недавно были свойственны и ему, по-своему отражают сложное время классовых битв и внедрение политики в литературу. Барбюс был одним из самых самоотверженных защитников русской революции и призывал в статье "Мы обвиняем" (название известного памфлета Эмиля Золя, сыгравшего в свое время решающую роль в деле Дрейфуса) "спасать правду человеческую, спасая правду русскую". Закономерно вступление Барбюса в коммунистическую партию Франции в труднейшие для нее. годы репрессий.

Вместе с Ролланом Барбюс был одним из инициаторов и организаторов Международного антивоенного конгресса в Амстердаме в 1932 году, участвовал в подготовке Всемирного конгресса молодежи в Париже, выступал в 1935 году на Международном конгрессе писателей в защиту культуры. Барбюс многократно посещал Россию, где и умер от внезапно обострившейся хронической болезни. Похоронен на кладбище Пер Лашез в Париже, у стены Коммунаров, а его антивоенная проза стала своеобразным "революционным эпосом" о войне.