Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 20 века - Андре Жид

Андре Жид
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Автор стихов, эссе, пьес, известных повестей и романов "Топи" (1895), "Имморалист" (1902), "Тесные врата" (1909), "Подземелья Ватикана" (1914), Андре Жид искал ответы на многие нравственные вопросы времени, мечтал о справедливом мире без насилия, о полной свободе проявления личности. В ранний период творчества он испытал влияние символизма и Оскара Уайльда ("Записные книжки Андре Вальтера", "Стихотворения Андре Вальтера"), эстетики Поля Валери и Марселя Пруста, с которыми был знаком. Исследуя "топи" душевных состояний личности, процесс писания романа, углубляясь в сознание индивидуалиста, А. Жид не прошел мимо ницшеанства. Разочарование в буржуазной цивилизации и несогласие с любым принуждением - семейным, религиозным, нравственным - вступало нередко в противоречие с протестантским воспитанием, полученным писателем в детстве, с его безусловным желанием справедливости. Поклонник Монтеня, он называл себя "человеком диалога" и считал, что "художник должен приводить в порядок собственное творчество, а не окружающий мир".

Мастер психологической прозы, Андре Жид продемонстрировал также приверженность к ироническому стилю, использованию гротеска (фарс "Плохо прикованный Прометей"), сатирического анализа, притчи (история с исчезновением папы в романе "Подземелья Ватикана"). Ощутим в прозе Жида опыт Достоевского, романам и переписке которого французский писатель посвятил несколько статей и книгу "Достоевский" (1923). Исповедальная форма и концепция отдельных персонажей сближают прозу Жида с "Посторонним" Альбера Камю.

Многие важные для Жида проблемы, такие, как поиски себя, культ сильной личности, конфликт поколений, сконцентрированы в романе "Фальшивомонетчики" (1925). В основу романа были положены факты уголовной хроники начала века - преступление группы, печатавшей по идейным соображениям поддельные деньги, налаживая их сбыт с помощью подростков. Однако для Жида детективный эпизод лишь повод, позволяющий исследовать отчуждение, неподлинность, фальшь в отношениях между людьми. Фальшивая десятифранковая монетка, внешне неотличимая от золотой, своего рода знак, за которым лукавство сердца, непомерность амбиций, ложно понятые чувства долга и чести. Все это искушает многочисленных персонажей романа. В прихотливый рисунок их взаимоотношений пристально вглядывается автор. Рискованные приключения, игры и интриги, в которые втянуты школьники "Братства сильных людей", ведут к гибели одного из ребят. В романе несколько сюжетных линий: лицеиста Бернара Профитандье, мучимого тайной своего рождения; его друга Оливье Молинье; Лоры - любовницы Венсана. Важное место занимает дневник Эдуарда, содержащий размышления о литературе. Объектом аналитического исследования становится и создаваемый роман, преломленная в нем реальная жизнь, сознание и подсознательное.

В двадцатые годы писатель постепенно меняет сферу интересов. Терпит крах его доктрина имморализма, проблематика гедонизма, ницшеанские мотивы потесняются вопросами социальными. Последние намечены уже в романе "Фальшивомонетчики", однако крупным планом обозначились в путевых заметках о поездках в Африку, а затем в СССР и в дневниках писателя. Особое внимание Жид уделяет Советскому государству, высказывая надежду на успешное завершение русского эксперимента. Тем более неожиданной показалась многим критика советской действительности в его книге путевых очерков, к которой надолго был приклеен ярлык антисоветского памфлета. Сегодня, однако, нельзя не восхититься прозорливостью автора, большим мужеством, которое требовалось для его точных оценок, без лжи и наивного пафоса.

Андре Жид ставил целью "быть искренним именно тогда, когда речь идет об убеждениях многих людей", включая свои собственные, довериться своим глазам и разуму и проверить, кто же переменился - он сам или СССР. Под СССР писатель имел в виду тех, "кто им руководит". Впечатления, отраженные в книге "Возвращение из СССР", контрастны. На первый взгляд народ кажется счастливым. "Молодежь, заводские рабочие, отдыхающие в парках культуры, ухоженные дети в пионерских лагерях и даже женщины в бесконечной очереди за подушками, которых еще не привезли, - все улыбаются, открыты к контактам и общению. Люди в СССР замечательные", - делает вывод писатель. Но, вглядевшись в лица повнимательнее, он не мог не заметить, что люди абсолютно безлики, словно "интерьеры домов в процветающем колхозе".

Деперсонализация, "всеобщая в СССР тенденция к утрате личностного начала" выявлены в книге как закономерность новой действительности, контрастной и противоречивой. С одной стороны - образцовый свинарник и гигантская современная птицефабрика, а стоит только перейти ручей, за которым кончается территория совхоза, и глазу откроется другая сторона - ряд убогих лачуг. С одной стороны - дух товарищества, с другой - черствость во взаимоотношениях и бездушие. "Революционное сознание (и даже проще, критический ум) становится неуместным, в нем уже никто не нуждается", - пишет Андре Жид и далее подчеркивает, что соглашательство и одобрение всего происходящего в Советском Союзе стало нормой. Это проявление мелкобуржуазного сознания, по мнению писателя, глубоко контрреволюционно.