Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 20 века - Джордж Оруэлл

Джордж Оруэлл
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




установка тыловой акустики

Джордж Оруэлл (настоящее имя - Эрик А. Блэр) - пуб­лицист, журналист, автор антиутопии "1984" и аллегоричес­кой притчи "Звероферма" (в другом варианте русского пере­вода - "Скотный двор"). Одним из первых в мировой литерату­ре Оруэлл раскрыл трагедию революции, в удачно найденных художественных образах и пропорциях осмыслил тоталитаризм и диктатуру как явление цивилизации. В обширном наследии Оруэлла (пять романов, среди них автобиографическая дилогия "Собачья жизнь в Париже и Лондоне", несколько книг очерков и эссе, мемуарные записки об Испанской войне "Памяти Ката­лонии", статьи, рецензии, радиопередачи, переписка) две на­званные книги занимают особое место как талантливое об­личение сталинизма, тирании вообще, сделанное в лучших сатирических традициях.

Оруэлл родился в Индии, в семье служащего английской колониальной администрации. Получил образование в Итоне - престижном и дорогом учебном заведении, самой аристокра­тической среди английских частных школ для юношей. Слу­жил в Индийской королевской полиции в Бирме. В 1927 году оставил службу и посвятил себя писательству. На этом пути испытал нужду, сменил много профессий. В 1936 году уехал в Испанию. "Я склонялся к социалистическим взглядам в силу того, что осуждал угнетение и пренебрежение, которым под­вергается беднейшая часть промышленных рабочих, а совсем не потому, что испытывал восторги по поводу теорий плано­вого общества", - писал Оруэлл в предисловии к "Звероферме".

В Испании, где писатель провел полгода и был ранен, он ис­пытал на себе преследования со стороны коммунистов, ибо при­соединился не к интернациональным бригадам, как большинство иностранцев, а к милиции ПОУМ, то есть к испанским троцки­стам, и чудом избежал расстрела. Оруэлл имел возможность сравнить охоту на инакомыслящих, которым вменялся "тайный сговор с фашизмом", в Испании с "большим террором в Совет­ском Союзе", где шла фактически война против своих "врагов народа", и уверовал в то, что испанская республика была заду­шена не только фашистами - ее погубила идейная нетерпи­мость, подозрительность коммунистов.

Оруэлл никогда не был в Советском Союзе, но пристально изучал его опыт по литературе и много раздумывал над совет­ским мифом, в который, как писал он, "люди на Западе верят главным образом потому, что им хочется верить в то, что где-то на земле есть идеальное общество". В результате писатель вынес свой окончательный вердикт коммунизму, назвав его религией людей, угробивших родину и веру. Тяжелый духов­ный кризис, пережитый Оруэллом в Испании, определил ге­незис его политической философии и утвердил писателя в на­стоятельной цели - разоблачить советский миф в доступной широким массам форме. Он нашел эту форму в жанре анти­утопии и классической сатирической притчи свифтовского образца - и та и другая превосходно соответствуют постав­ленной задаче.

Кошмарная реальность диктатуры изображена в романе "1984" (1949) и аллегорической притче "Звероферма" (1945). Оруэлл не ставил целью конкретное воспроизведение советской действительности: он моделирует государственное устройство, удивительно напоминающее сталинское, как и Хаксли, подтвер­ждая тезис Бердяева о кошмаре, в который превращается осуще­ствившаяся утопия. 1984 - это год торжества революционной утопии, которая воплотилась в милитаризованном государстве, где преследуются мысль, правда, любовь, все нормальные чело­веческие проявления личности, где упразднены культура и сам человек, изъясняющийся на чудовищном новоязе.

В основе сюжета романа "1984" - столкновение личности и государства, основанного на ненависти. Некто Уинстон, сотрудник министерства Правды, заподозрен в отклонении от предпи­санного норматива: он имел несчастье ответить на любовное чувство и стал жертвой. Чудовищная гигантская машина враж­дебного личности государства поглотила его в своих недрах.

В этом государстве все нелепо и противоестественно: бес­прерывно ведется война, ибо мир расколот на три сверхдер­жавы; постоянно исчезают люди, как правило по ночам; по стране идут сеансы ненависти - проецируются на огромные телеэкраны авторы запрещенных книг и прочие преступники, а люди, согнанные на пятиминутки, изощряются в бичевании абсолютно им неизвестных авторов, нечитанных книг. В стра­не ведется тотальная слежка: вертолет-муха может заглянуть в окна, расположенные очень высоко над землей, а определен­ные приборы улавливают даже ритм биения сердца. Неогра­ниченная власть партии требует, чтобы у ее членов были не только правильные воззрения, но и правильные инстинкты. Министерства Любви, Мира, Правды, Изобилия есть, но нет ни любви, ни мира, ни правды, ни изобилия. Есть абсурдные, как и вся эта жизнь, лозунги: "Мир - это война", "Любовь - это ненависть", "Правда - это ложь". Гротескная образность и фантасмагорическая символика романа "1984" дают воз­можность Оруэллу сделать очевидным кошмар диктатуры, по­казать циничное подавление личности, уничтожаемой духовно и физически.

Емкие метафоры содержатся в приложении "О новоязе": "Новояз, официальный язык Океании, был разработан для того, чтобы обслуживать идеологию ангсоца... новояз должен был не только обеспечить знаковыми средствами мировоззрение и мыс­лительную деятельность приверженцев ангсоца, но и сделать не­возможным любые иные течения мысли". Блестящи пассажи о словарях, подразделявших лексику на три класса, о переводе на этот официально узаконенный как необычайно функциональ­ный, а главное, лишенный всяких оттенков смысла язык клас­сических творений Шекспира и Байрона.

"Звероферма" написана в лучших традициях английской сатиры, обобщает трагический опыт социализма на другом материале и другими приемами. Сюжет притчи фанта­стичен и предельно прозрачен. Наслушавшись старого хря­ка Майора, вняв его теории о справедливой революции, животные на ферме Мэнора подняли бунт, изгнали хозяина и учредили власть животных. Однако на самом деле власть захватили два племенных кабана - Наполеон и Снежок, активные участники восстания. Они спорили по разным поводам, затевали грандиозные стройки века, ни одна из которых так и не была завершена. После изгнания Снежка вся власть сосредоточилась у Наполеона. Его надежно ох­раняли откормленные псы. Под прикрытием специального Свинского комитета были упразднены все демократические лозунги и заповеди.

Диктатуре Наполеона сопутствуют необходимые атрибуты: культ собственной персоны, награждаемой все новыми и но­выми орденами ("Животное-герой" первой, второй степени); силовые приемы при расправе со всякими зачинщиками бун­тов и недовольными; подозрительность и охота на неугодных; жестокая эксплуатация подчиненного бедного скота и непо­мерные претензии власть держащих, которые все более начинают походить в манерах и вкусах на прежних господ. Множится бюрократия в виде обслуживающего власть аппара­та, занятого учетом, контролем, протоколами и докладными, отчетами и планами, и вся эта тайнопись представляет огром­ные листы бумаги, исписанные как можно гуще.

Исследователи отмечали среди "прототипов" "Зверофермы" Сталина, Троцкого, Маркса. Гимн "Все животные Британии" напоминает "Интернационал". Отдельные этапы революцион­ных преобразований на ферме - это гротесковая аллегория рус­ской революции, доведенная до абсурда катастрофа пролетар­ской революции. В обоих рассмотренных произведениях Джорджа Оруэлла использованы фантастическое и гротеск, пуб­лицистика и философский подтекст.

Проза Оруэлла порождена трагическим социальным и поли­тическим опытом XX века - века революций и войн. Она об­личает не только тоталитаризм, не только его советский и немецкий варианты, но и определенные моменты в жизни постиндустриального общества. Актуальность романов Оруэлла для земной цивилизации конца уходящего века стала предметом обсуждений в 1984 году, в который как бы заглянул автор еще в конце сороковых.