Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 20 века - Австрийская литература

Австрийская литература
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Австрийским Джойсом называли при жизни Германа БРОХА (1886-1951). Известность ему принесли трилогия "Лунатики" (1932) и роман "Смерть Вергилия" (1945), в кото­рых осмыслены проблемы распада ценностей, кризиса буржу­азной культуры и поиска "новой духовности". Литератор и философ, Брох создал свою эстетическую концепцию. В осно­ве ее - предсказание гибели "белой цивилизации", культура которой "уже тысячи лет рационализируется не углубляясь". Апокалипсис Броха противостоит безумному технократичес­кому прогрессу, небоскребам, локомотивам, приближающим человека к катастрофе.

Трилогия "Лунатики" представляет собой своеобразный син­тез философии и этики; важное место в ней занимают культуро­логические размышления, метафизические экскурсы в проблемы увядания крупной австрийской буржуазии. Герои трилогии име­ют не последнее отношение к искусству: Иоахим Пазенов при­надлежит к привилегированному социальному слою, и искусство занимает его воображение в силу полученного воспитания; Ав­густ Эш - бухгалтер по образованию и образу мыслей, однако служба в варьете приобщает его к миру богемы; Вильгельм Югено - "деловой человек", прагматик, которому приносит удовольствие танцевать под джазовую музыку.

Роман "Смерть Вергилия" автор назвал поэмой. В нем важное место отведено внутреннему монологу - последним восемнадцати часам из жизни Вергилия. Смертельно больной римский поэт возвращается из Греции и делится своим от­кровением: мир спасет не красота, а добро. Вергилий завеща­ет сжечь "Энеиду", свое великое творение, чтобы не сеять соблазн и не отвлекать людей от служения добру.

Философские романы Германа Броха представляют собой особый тип прозы - симультанной, в которой одновременно наличествуют разные планы: интуитивный и рациональный, по­вествовательный и аналитический. В ней ощутимо влияние нату­рализма и экспрессионизма, "экспериментального романа" Золя, хотя Брох и полемизировал с ним, влияние приемов Дос Пассоса и, конечно же, автора "Улисса". Однако стиль Броха органичен и самобытен; он находится в соответствии с замыслами писателя осознать закат культуры и связанный с ним феномен фашизма в широком контексте истории искусств.

Новаторскими чертами отмечено творчество Элиаса КАНЕТТИ (р. 1905), чей гротескно-сатирический роман "Ослепление" и пьесы "Свадьба" и "Комедия тщеславия" вышли в тридцатые годы. В 1981 году Канетти присуждена Нобелевская премия.

В начале века появляются новеллы Стефана ЦВЕЙГА (1881-1942) (сборники "Любовь Эрики Эвальд", 1904; "Пер­вые переживания", 1911; "Амок", 1922; "Смятение чувств", 1927), продолжившие традицию реализма XIX века, совер­шенные по форме, испытавшие влияние русской литературы, в частности Достоевского. Они обратили на себя внимание проникновением в душу человека, анализом его глубинных чувств и пластов психологии. Автор был далек от упрощен­ного социологического подхода к драматическим проблемам жизни, он видел в них проявление тайн пола и вечных чувств. Эти новеллы неизменно влекут читателя, интерес которого к Цвейгу не увядает.

В новеллах Цвейга сталкиваются характеры, темпераменты, разные типы людей. В них бурлит вулкан чувств - от роман­тической любви до роковой вины и самопожертвования. Здесь честь дороже жизни, а неожиданная страсть, подобно удару мол­нии, пронзает немолодых и порядочных женщин, вырывая их из скучного супружества. Адюльтеры, измены, хитросплетения су­деб и магия тайных свиданий, величие и низменность - все это несвободно порой от чрезмерной экзальтации, подводящей прозу С. Цвейга к небезопасной грани развлекательной литературы. Одним из первых в литературе XX века Цвейг, отдавший дань фрейдизму, открыл ходы, которыми будет интенсивно пользо­ваться бульварная и массовая романистика, но избежал при этом односторонности интриг, самоцельной занимательности сюжета.

Широко известны исторические миниатюры С. Цвейга "Звездные часы человечества" (1927) и беллетризованные био­графии ("Жозеф Фуше", 1929; "Мария Антуанетта", 1932; "Ма­геллан", 1938; "Бальзак", опубл. 1946). Описание исторической эпохи, общественных противоречий Цвейг переносит в сферу духовную. Нередко кажется, что изощренный психологизм с лихвой компенсирует анализ жизни общества, который возника­ет как итог и сумма страданий человеческих. В центре романи­зированных биографий, написанных С. Цвейгом, становление и развитие личности великой, героической. Классифицируя героев очерков, вошедших в цикл "Строители мира", писатель предла­гает несколько субъективную схему: эпики (Бальзак, Диккенс, Достоевский), самовыразители (Стендаль, Толстой), демо­нические "мятежники и бунтовщики" (Гельдерлин, Клейст, Ницше). Хотя при создании романизированных биографий Цвейг опирался на документы, мемуары, автобиографии, он не стремился к жизнеописанию, а исследовал типы человеческие, характеры, души, прибегая к вымыслу и вольному воссозданию среды, обстановки, деталей.

В 1934 году Цвейг, имевший международное признание, эмигрировал в Англию, а потом в Бразилию, где вместе с женой в феврале 1942 года покончил жизнь самоубийством. В прощаль­ном письме он пишет о гибели мира, говорящем на его родном языке, о том, что его духовная родина - Европа - сама под­вергла себя уничтожению. Писатель признается, что его силы исчерпаны в долгих годах бездомных скитаний и он не видит возможности в шестидесятилетнем возрасте начать жизнь заною.

Понятие "пражская немецкая литература" сложилось в ре­зультате художественной деятельности литераторов, живших в столице Чехии, которая почти три столетия не имела незави­симости и входила в Австро-Венгрию. Немецкая колония в Праге насчитывала в начале века триста тысяч человек. Здесь жили Ф. Кафка, Р. М. Рильке, Г. Майринк, Ф. Верфель, М. Брод, Ф. К. Вайскопф, Э. Э. Киш. Немало содействуя по­средничеству между немецкой и чешской культурой, боль­шинство из них, евреи по национальности, создавали имев­шую свой колорит пражскую немецкоязычную литературу. В начале века в ней сильно выражены тенденции экспрессио­низма, символизма, модернистское начало.

Густав МАЙРИНК (1868-1932) родился в Вене, в детстве переехал с матерью в Прагу, где она, актриса, получила ангаже­мент в немецком театре. В Праге Майринк окончил гимназию и торговую академию, но занялся написанием мистических рома­нов. Этому способствовало увлечение оккультными науками, что и создало вокруг его романов "Голем" и "Вальпургиевая ночь" ореол таинственности. В основе романов Майринка - ирреаль­ное, фантасмагорическое, невероятные сны и видения. В "Големе" пересказана еврейская средневековая легенда. Эффект от нее усилен тем, что действие происходит в лабиринтах под старым еврейским кварталом и на древних кривых улочках Праги. Исследователи справедливо прочитывают провидческий смысл многих мистических образов Майринка, угадывая в них и фашистские газовые камеры, и "черные дыры". Писатель был популярен при жизни, потом забыт, а в шестидесятые годы ин­терес к нему вновь возродился.