Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 20 века - Польская литература

Польская литература
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Бруно ШУЛЬЦ (1892-1942) известен благодаря двум книгам "Коричные лавки" (1934) и "Санаторий под Клепсидрой" (1937), оригинальным по жанру и типу повествования. Его мане­ра приближается к живописанию словом, которому приданы ранее неизвестные оттенки в цветовой гамме и совершенно новые лексические функции. Этот дар столь уникален, что, кажется, вещи, которые воспроизводит писатель, он описывает впервые описывает как вечность, как свою Библию, свой Ветхий завет. Жизнь провинциального городка (Шульц родился и был убит во время фашистской оккупации в Дрогобыче), патриархальный уклад еврейской семьи, владеющей небольшим магазинчиком, меткие характеристики и зарисовки людских типов, жизненных сценок, пейзажей - все это неповторимо и уникально, пропу­щено сквозь магический кристалл фантазии художника.

"Коричные лавки" состоят из маленьких эскизов-эссе, не­больших мозаичных новелл: "август", "наваждение", "птицы", "улица крокодилов", "манекены". Они бессюжетны, как всякое самовыражение, а точнее - в них свой сюжет и своя логика по­вествования. Это магия особого видения, досконального знания нравов местечкового еврейства. При этом видении улицы города, ночное небо легко превращаются в лабиринты памяти, например возрастного безумия, отдаляющего впавшего в детство старца от его близких: "отец был уже утрачен, запродан, повязан присягой тому миру", он уменьшался, точно "орех, усыхающий в скорлу­пе". И далее читаем в романе: "Мы просто перестали принимать его в расчет, гак сильно отдалился он ото всего, что свойственно людям и реальности. Узелок за узелком отвязывался он от нас, одну за другой обрывал нити, соединявшие его с человеческим сообществом. То немногое, что от него еще оставалось, - мизер­ность телесной оболочки да горстка бессмысленных чудачеств - могло исчезнуть в некий день столь же незаметно, как кучка му­сора, скапливавшаяся в углу, которую Дделя всякий день выносила в мусорный ящик". Нетрудно заметить в этом отрывке влияние Франца Кафки, которого Шульц переводил на польский язык.

Станислав Игнацы ВИТКЕВИЧ(псевдоним Виткаций, 1885-1939), драматург, прозаик, теоретик искусства, был близок авангардной группе польских художников-формистов. Он - ав­тор изданного в 1919 году научного исследования "Новые формы в живописи и вызванные ими недоразумения". Первая пьеса Виткевича ("Прагматисты") опубликована в 1920 году, хотя к этому времени он уже был автором пятнадцати пьес. Вес они экспериментальные, абстрактно-ассоциативные и соответствуют новому театру, в котором, по словам их создателя, даже самые обыденные вещи должны иметь странный облик, будто они из сновидений. Неистовство фантазии автора порождает "конти­нуум шестимерного абсурда": в нем люди приобретают очер­тания масок, привидений, странных бесполых существ, жонгли­рующих идеями, которые автор назвал "онтологической гипоте­зой", - идеями многомерной неисчерпаемости мира.

Поэтике сна в пьесах Виткевича, которого Гомбрович назы­вал "трагическим паяцем", все могущим себе позволить, соответ­ствовала его концепция мира и искусства. В ней были свои па­раметры метода, жанра, фабулы и сюжета, свое отношение к реальности. Пьеса "Дюбал Вахазар, или На перевалах Абсурда" определена автором как "неевклидова драма в четырех действи­ях", а "Сапожники" - как "научная пьеса с "куплетами" в трех действиях". Приоритетность формы очевидна в обеих пьесах, родственных, с одной стороны, театру абсурда, а с другой - по установкам на активное воздействие на зрителя и "эффект остранения" - театру Брехта. Прием игры, поэтика сна делают пье­сы Виткевича актуальными во второй половине века. Писатель же покончил жизнь самоубийством во многом по причине пол­ного их неприятия и непонятости. "...Мне не могли простить моих скандальных буффонад, которыми я из самозащиты отго­раживался от человеческого шутовства... А для меня это была лишь юмористическая духовная диверсия", - говорил о себе Виткевич.

Витольд ГОМБРОВИЧ (1904-1969), прозаик, драматург, эссеист, автор трехтомного "Дневника" (1953-1965), с 1939 года жил за границей. Наряду с Виткевичем считается пред­ставителем польского театра абсурда (пьесы "Ивонна, прин­цесса Бургундская", "Венчание", "Оперетка"). Большую из­вестность получил роман Гомбровича "Фердидурке" (1937), поэтика которого новаторски сочетает авангардизм и морали­заторство, приемы игры и самовыражение.

Смысл романа "Фердидурке" может трактоваться по-разному, ибо это личностный, или открытый, по терминоло­гии Умберто Эко, роман. Его содержание таит столько проч­тений, сколько ассоциаций может вызвать само название - конкретно ничего не означающее слово "фердидурке". Одно из прочтений - от "фердидурство", или "дуракавалянье" - приглашение к игре, знак или символ. В центре романа исто­рия созревания творческой личности, в которой все смешано: подросток, творец, зрелый мужчина, "я" и его alter ego, герой и его двойник, разные временные пласты от детства до зрело­сти. "Я" стремится убежать от фальши, сорвать натягиваемые на него "рожи", чтобы они не пристали навсегда. Личность стремится сохранить себя, быть собой, боится статики и не­жизни. Своеобразным сюжетом становится бегство: из школы, где скучно, в детство - от занудства и серьезности взрослых.

"Фердидурке" - это новый тип повествования, в котором нетрудно угадать и традиционные романные приемы: романа семейного, шкального, автобиографического, романа воспита­ния. Это яркая сатира на образование и школу, на литературове­дение и критиков, с которыми у Гомбровича были свои счеты. И в то же время все это в романе безжалостно пародируется с по­мощью универсальной иронии, что дает основания рассматри­вать роман Гомбровича как одно из первых произведений пост­модернизма.

Существует большая литература о Гомбровиче, разные подходы к прочтению его романа: с помощью психоанализа, экзистенциализма, фрейдизма, семиотики и модернизма. Оригинальное и эксцентричное творчество Гомбровича - это проявление его личности, отражение нелегких условий ее су­ществования, стремления писателя быть свободным и оста­ваться самим собой, что заставляет вспомнить известный те­зис Милана Кундеры об антитоталитарности романа. "В искусстве, пожалуй, нет важнее задачи, как именно эта: вы­сказать себя", - писал Гомбрович.