Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 20 века - Американская литература - Теодор Драйзер

Теодор Драйзер
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Вот Драйзер предлагает познакомиться с руководством России. Отмечает, что это люди небогатые, о накоплении бо­гатств они и не думают, на взяточников не похожи. Сравни­вая их с американскими и европейскими политиками, он склонен отдать предпочтение "русским, как наиболее достой­ным, вдумчивым, открытым людям, наиболее глубоким личностям", считая это наивысшим критерием. Вместе с тем он отмечает, что на выборные должности в России главным образом выдвигают тех, кто следует устремлениям правитель­ства, ни в коей мере не инакомыслящих, и делает вывод о том, что "новая Россия являет собой пример классового госу­дарства в чистом виде - такого, где один класс доминирует открыто, а не так, как, если угодно, в прочих странах, где главенствующая роль того или иного класса завуалирована привычными методами либеральной демократии". Обращает Драйзер внимание и на монопольное положение коммуни­стической партии, этого, по словам Ленина, "локомотива ре­волюции", который рядом с собой иной партии не потерпит, чему примером является "недавнее изгнание Троцкого и его сторонников, обвиненных в стремлении организовать вторую, или оппозиционную, партию и тем самым отобрать власть у ныне существующей".

Крайне неприятное впечатление на писателя произвел шквал пропаганды, повсеместные плакаты, настойчивое ука­зание правительства гражданам, как и что надо делать: "необходимо причесываться по утрам, истреблять мух, чис­тить хлев, мыть молочные бидоны и детские бутылочки из-под молока, проветривать помещение, где лежит больной, па­хать тракторами, удобрять необходимыми удобрениями, ис­пользовать пригодный для строительства лес, питаться рацио­нально...". Не без иронии Драйзер подметил принцип всей социалистической системы воспитания - недоверие к чело­веку, мелочную опеку и руководство в главном. Все это ско­вывало свободное проявление личности, ее волю и, наконец, художественную творческую фантазию, регламентированную методом социалистического реализма. Соответственной была и пресса. В газетах, которые непременно издаются в больших и малых городах России, напрасно искать, пишет Драйзер, освещение тамошней жизни, так как в качестве эталона для всех выступают две ежедневные московские газеты - "Прав­да" и "Известия", они являются "рупором высших правитель­ственных кругов, то есть опять-таки коммунистической пар­тии", они копируются по всей России от передовицы до по­следних новостей.

Драйзер, сам прошедший школу работы в газетах, много внимания уделяет прессе, чтобы проверить свои сомнения по поводу повсеместно декларируемой в России полной свободы печати. В итоге его подозрения оправдались. "Везде неизмен­но присутствовала тенденциозность, выдававшая образ мыс­лей московских лидеров, - пишет Драйзер. - Ведь, как я уже говорил, советская власть не потерпит неугодной критики ни в свой адрес, ни в адрес теории коммунизма. В коммунизме изъянов быть не может". Писатель признается, что после ме­сяца пребывания в России он с досадой стал воспринимать воспевание лучезарных будней, когда становилась все очевид­нее мрачная настороженная пропаганда и призывы готовиться к войне. Нельзя было не заметить оживление вооруженных сил по всей стране, шагающих на ученье солдат, конные от­ряды, повозки "скорой помощи".

Не импонировало Драйзеру вмешательство пропаганды и цензуры в культуру. Почти во всех городах России, пишет он, запрещены пьесы Стриндберга, Ибсена, некоторые драмы Шекспира, "Вишневый сад" и "Три сестры" Чехова. Присут­ствуя на спектаклях по драме Шиллера "Разбойники" и роману Г. Бичер-Стоу "Хижина дяди Тома", американский писатель обратил внимание на вполне целенаправленную корректиров­ку содержания, отсутствие одних персонажей и введение но­вых, что было продиктовано задачами воспитания советской молодежи. Актуальны рассуждения Драйзера о просвещении, "которое, само собой разумеется, находится в руках государ­ства и, начиная со школы, своей самой элементарной формы, является не более чем орудием, механизмом внедрения мар­ксизма - средством обеспечения стабильности строя, воспи­тания нового человека, истинного продукта такого строя, го­тового нести дальше идеи марксизма". Бросая взор на все этапы "индустрии воспитания", Драйзер называет ясли, сады, школы "маленькими фабриками по производству красной мо­лодежи, угодно это их родителям или нет".

Немало путешествовавшему ранее по многим странам автору "Сестры Керри" и "Американской трагедии" пришлось ощутить на себе слежку и атмосферу подозрительности, пронизывающую всю страну сверху донизу систему "контроля над мыслями и убеждениями". В этой стране ни шагу не ступить без паспорта, на каждом вокзале дежурят агенты ГПУ - организации, насчитывающей десятки тысяч специально подобранных и обученных сотрудников. Страна пребывает в страхе от повсеме­стных арестов и казней, от разговоров о леденящих душу методах экзекуций, о "Шахгинском процессе" и множестве других. Все это гораздо более обеспокоило американского писателя, нежели бытовые неудобства в гостинице, невозможность, к примеру, отремонтировать неисправный кран.

По возвращении домой Драйзер напишет публицисти­ческие книги очерков "Трагическая Америка" и "Америку стоит спасать". В них он продолжает критически исследовать жизнь в отечестве и ищет пути ее совершенствования. Писа­тель попытался вступить в компартию США, однако ему было в этом отказано по причине содержащейся критики в книге о поездке в Россию. Он сможет это сделать лишь в 1945 году, восхищенный победой над фашизмом, уже незадолго до смерти.