Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков

Библиотека иностранной литературы — Зарубежная литература 20 века - Латино-Американская литература

Латино-Американская литература
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков
Зарубежная литература и биографии иностранных писателей 17 18 19 20 веков




Идеи космической предопределенности мира, бессилия человека, взаимопроникновения времени и пространства, те­кучести "я" составляют основу концепции мира, которая скла­дывается в произведениях Борхеса к началу сороковых годов. Филолог по образованию, писатель пришел к выводу, что "измышления философии не менее фантастичны, чем вымыслы искусства", и обратился к культурологическим моделям, в кото­рых мир подобен книге. В его новеллах явь и сон меняются мес­тами, описанные события находятся на грани реального и вы­мысла. Используя приемы научной фантастики, Борхес подвергает сомнению возможности интеллекта, истинность ра­ционалистических картин мира, столь же относительных, сколь ирреальных. На место законов, открытых разумом, писатель ста­вит умозрительные конструкции, исследует энергию воображе­ния, предостерегая от опасности интеллекта ("Тлен, Укбар, Orbis Tertius", "Анализ творчества Герберта Куэйна").

Проза Борхеса насыщена ссылками (явными и скрытыми) на классиков мировой литературы, труды философов, ученых, аллю­зиями с конкретными произведениями и образами ("Пьер Ме-нар, автор "Дон Кихота", "Сон Колриджа"). Его рассказы по­добны научным статьям и нередко предлагают в качестве возможного несколько версий, анализируют разные механизмы поведения человека, в том числе инстинкт саморазрушения ("Лотерея в Вавилоне"). Детективный сюжет в них не самоцелей: так, в рассказе "Сад расходящихся тропок" он использован как повод для мифологического разгадывания метафоры "сад - книга Библия", разгадывания непредсказуемой судьбы человеческой. Творчество Борхеса, "первого большого всецело городского" (слова Карлоса Фуэнтеса) прозаика Латинской Аме­рики, его тип мышления и миросозерцания оказали влияние на литературу последней четверти века. Писатель долгие годы рабо­тал директором Национальной библиотеки Аргентины.

Чилийская поэтесса Габриэла МИСТРАЛЬ (1889-1957) первая среди писателей Латинской Америки удостоена Нобе­левской премии по литературе (1945). Работала школьной учительницей (среди ее учеников - поэт Пабло Неруда), дли­тельное время находилась на дипломатической службе в Ев­ропе, США. Автор поэтических сборников "Сонеты смерти" (1914), "Отчаяние" (1922), "Нежность" (1924), в которых тра­гической тональностью отозвалась личная трагедия поэтессы, потерявшей жениха. В них - гимн любви и материнству, го­речь от невосполнимых потерь и боль одиночества ("Песни Сольвейг", "Строфы", "Фонтан"):

Я как фонтан, иссохший от рыданий. 
Ведь он, и мертвый, слышит в шуме дня 
Свой гул, и голос в каменной гортани 
Еще дрожит, как песнь внутри меня.

(Пер. И. Лиснянской)

В сборнике Мистраль "Тала" (1938) лирические стихи пере­плетены с мотивами гражданскими, темой истории континента и народа Чили. Поэтесса широко ввела в поэзию индейское мифомышление, предания, богов, героев разных племен (инки, майя, кечуа, аймара). В ее стихах обожествление природы, пре­клонение перед традициями и вечностью ("Гимн тропическому солнцу", "Земля Чили"), спокойствие мудрости:

Открылась посреди пути земного
Мне истина, как чашечка цветка: 
Жизнь - это сладость хлеба золотого, 
Любовь - долга, а злоба - коротка.

(Пер. И. Лиснянской)

В стихотворении "Кредо" Мистраль говорит о самом для себя главном - о сердце, ничего не просящем, о высокой мечте, о том, что любовью посеяно и всходит добром:

Верую в сердце мое, в эту ветку душистую, - 
Дышит господь на нее и колышет в тени, 
Жизнь наполняет дыханьем любви, и становятся 
Благословенными дни.
Верую в сердце мое, что рукой нещадящего 
Я выжимаю на холст бытия, чтобы он, 
Красками крови окрашенный, был в одеяние огненное превращен.

(Пер. И. Лиснянской)

Пабло НЕРУДА (1904-1973) - чилийский поэт и общест­венный деятель, лауреат Нобелевской премии (1971), автор более сорока книг, среди которых - сборники "Сумеречное" (1923), "Двадцать стихотворений о любви и одна песнь отчаянья" (1924), "Местожительство - Земля" (1925-1935). В ранней поэзии Неруды тончайшая любовная и философская лирика, восторг перед бытием и земными стихиями, океаном, ветрами, космосом соседствуют с мотивами отчаяния, оди­ночества, характерными для герметизма. С 1935 года Неруда работал консулом в Мадриде. Под впечатлением гражданской войны в Испании складывается его антифашистская поэзия ("Испания в сердце", 1937).

Поэтическая эпопея "Всеобщая песнь" (1950) стала своеоб­разным рубежом между разными периодами творчества Неру­ды, одинаково наполненными борьбой: первый соотнесен с антифашизмом и войной, а следующий за ним был продол­жением сопротивления диктатуре в Чили. Пабло Неруда из­вестен как активный сторонник демократии и справедливо­сти, поэт, не отделявший социальность, политику от стиха:

Сквозь блеск неясный и смутный, 
сквозь каменный мрак дай мне протянуть руку, 
пусть затрепещет во мне, как птица, плененная тысячу лет, 
древнее сердце забытого человека! 
Дай позабыть мне сегодня счастье, широкое, словно море, 
ведь человек шире, чем море со всеми его островами, 
нужно упасть в него, как в колодец, и кверху со дна подняться
с ветвью скрытой воды и затонувших истин.

(Пер. М. Зенкевича)

Многообразна по тематике и жанровой палитре проза Ла­тинской Америки, представленная в начале века именами Орасио Кироги, Мигеля Анхеля Астуриаса, Жоржи Амаду, Алехо Карпентьера и многих других выдающихся беллетри­стов, которым суждено было принести известность латино­американскому роману в шестидесятые годы.

Орасио КИРОГА (1878-1937) - уругвайский писатель, мастер короткого рассказа. Он начал с увлечения декадент­ской поэзией ("Коралловые рифы", 1901), испытал влияние Эдгара По в детективно-фантастических рассказах ("Чужое преступление", 1904). В повести Кироги "Одержимые" выра­зился интерес к психопатологии, который позднее останется одним из мотивов в сборнике его лучших рассказов "Рассказы о любви, безумии и смерти" (1917). Кирога одним из первых стал осваивать проблематику тропического леса, показал борьбу человека с сельвой ("Сказки сельвы", 1918; "Ана­конда", 1921; "Пустыня", 1924). Для его творчества характе­рен переход от документально-натуралистической прозы к роману нового тина.