Эфраим Лессинг

41

Выдающийся теоретик Просвещения

Готхольд Эфраим Лессинг (1729—1781) — один из крупнейших мыслителей европейского Просвещения, самый последовательный и решительный из немецких просветителей. Именно он открыл новые горизонты перед немецким искусством. Философской основой его эстетических взглядов был материализм. Наряду с Дидро он явился одним из крупнейших теоретиков реалистического искусства XVIII ст. Глубоко оригинальна и благородна личность Лессинга, который всей своей жизнью бросил вызов патриархальной добропорядочности, филистерскому существованию. Уже в годы учения в Лейпцигском университете (1746—1748) его влечет театр (пьеса Лессинга «Молодой ученый» поставлена в 1747 г. в театре К. Нойбер), а затем в Берлине (1748—1760) он полностью отдается журналистике и литературе. Лессинг был первым из немецких писателей, кто отверг официальную чиновничью карьеру и сделал литературную деятельность основой и смыслом своего существования.

Лессинг известен прежде всего как выдающийся теоретик Просвещения. Главную свою задачу он видел в том, чтобы вывести немецкую литературу из узкого придворно-лакейского мирка, избавить ее от рабской подражательности всему иностранному. Лессинг ратует за национальную самобытность родной литературы, что, по его мнению, не исключает, а предполагает широкое усвоение прогрессивного опыта, накопленного мировым искусством. Первый свой удар он направляет против Готшеда и насаждаемой в Пруссии галломании. И если в ранних критических статьях Лессинг еще остается верен эстетике классицизма, то уже в «Письмах о новейшей литературе» (1759) он отрицает его рационалистическую теорию. Внеисторическим, претендующим на универсальность нормам классицизма Лессинг противопоставляет историческое понимание национального характера.

Путь к постижению этого характера лежит, по мысли Лессинга, через освоение искусства Шекспира и древних авторов. Знаменитый трактат «Лаокоон, или о границах живописи и поэзии» (1766) создавался в бреславльские годы жизни Лессинга. В его основе лежит выяснение различий между пластическими искусствами (живопись, скульптура) и поэзией. «Лаокоон» был полемически направлен против концепции Винкельмана, изложенной в его «Мыслях по поводу подражания греческим произведениям в живописи и скульптуре».

Лессинг исходит из понимания искусства как отражения действительности и считает, что подход к действительности, способ? ее видения различны в живописи и поэзии: живопись действует в пространстве, поэзия — во времени; живопись отражает какой-то один момент бытия, поэзия — его временную последовательность. Лессинг подчеркивает способность поэзии наиболее глубоко и всесторонне охватить действительность, раскрыть внутренний мир человека. Живописец же ограничен одним моментом времени, поэтому выбирает особенно плодотворную точку зрения, которая «оставляет свободное поле воображению». Говоря о свободе воображения, о недосказанности образа, Лессинг отмечает одну из важнейших особенностей искусства в целом.

Трактат Лессинга нанес сокрушительный удар описательному, созерцательному идеалу классицизма и заложил основы реалистической эстетики. Развернутую теорию просветительского реализма Лессинг дал в «Гамбургской драматургии» (1767- 1768), которая возникла из серии статей, написанных в годы пребывания в Гамбурге (новый Немецкий национальный театр пригласил Лессинга на должность заведующего литературной частью). Видя в искусстве отражение действительности, автор отвергает нежизненность театра классицизма.

Характер в драме должен быть правдоподобным, таким, как у большинства людей, только тогда он сможет стать типическим. В то же время нельзя требовать от драматурга слепого следования историческим фактам. Лессинг оставляет место творческой свободе и воображению, приближаясь к диалектике общего и единичного, типичного и индивидуального.

В своем учении о трагедии Лессинг настаивал на мысли, что она должна изображать не эстетически прекрасную действительность, но диссонансы жизни, которые являются проявлением ее внутренней гармонии. Его теория «трагической вины» выражала мысль о том, что характер трагического героя должен быть связан с его несчастливой участью. Несчастье героя не только случайность, но и закономерное проявление естественных причин. Герой и виновен и невиновен в своей судьбе, он навлекает несчастье собственной слабостью: повинуется естественным дозволенным влечениям (тут он невиновен), но эти стремления могут развиться до степени, когда превышается закон и принятые нормы (тогда он виновен). Таким образом, несчастье героя заслужено не только им самим, но имеет объективные причины.

Драматургия Лессинга является подтверждением его теоретических взглядов. Его пьеса «Мисс Сара Сампсон» (1755) — первая семейно-буржуазная драма в Германии («бюргерская трагедия»). Впервые на немецкой сцене появились простые люди, была показана повседневная жизнь. Главная героиня пьесы, девушка из добропорядочной буржуазной семьи (действие происходит в Англии), гибнет, соблазненная мотом и повесой Меллефонтом, от руки его бывшей возлюбленной.

Драматург следовал еще канонам классицизма, соблюдая требования трех единств, придерживаясь однолинейной характеристики героев, хотя во многом и отошел от них: использовал новый материал, перевел сюжет и коллизии в обыденный мир. Однако Лессинг сразу увидел узость идейного содержания мещанской драмы, в которой самоотречение героев совершается ради семейных, а не государственных интересов, а домашние несчастья трактуются без связи с общественными конфликтами. В следующей своей пьесе он дал образец национальной самобытной драмы.

«Минна фон Барнхельм» (1767) — это «серьезная комедия», в которой частные судьбы связаны с общественными конфликтами, а характеры разработаны реалистически. Благородный прусский офицер во времена Семилетней войны из-за несправедливости властей был лишен чинов, наград, состояния и опозорен. Он не хочет быть в тягость своей невесте Минне и великодушно освобождает ее от данного слова. Но решительная любящая девушка приходит на помощь возлюбленному, и пьеса заканчивается счастливым браком. Комедия имеет общественное содержание: в ней осуждаются прусская монархия, грубый произвол и несправедливость властей, прусский милитаризм. Майор фон Тельхейм — это тип передового человека своего времени, но не портрет прусского офицера: война для него — дело вынужденное; он не верноподданный и не преклоняется перед королем, ему свойственно обостренное чувство справедливости. Это была первая подлинно национальная комедия. Она утверждала ражданский идеал независимой личности, содержала призыв к национальному единению Германии.

Вершиной драматургии Лессинга по праву считается самая острая и смелая его пьеса «Эмилия Галотти» (1772). В ней конфликт свободной личности и феодального общества принял трагический характер. Действие происходит в Италии, но чужие имена и костюмы — лишь внешняя драпировка: в вымышленном княжестве Гвасталла легко было узнать любое из немецких княжеств. Сюжет пьесы заимствован из античной истории: это легенда о римской девушке Виргинии, которую заколол кинжалом отец, чтобы она не досталась насильнику-патрицию. Эмилия Галотти также становится жертвой сластолюбия принца Гонзага, в угоду которому коварный и подлый камергер принца Марииелли убивает в день свадьбы Эмилии ее жениха, графа Аппиани, а невесту похищает. Девушка просит отца, случайно оказавшегося в загородном доме принца, убить ее, чтобы избежать позора. Удар кинжала полковника Одоардо был направлен не против тирана и подлинного виновника несчастья, но объективно пьеса рождала гнев и возмущение существующим строем. Смерть Эмилии воспринималась как протест против феодально-деспотического мира.

Трагедия отличается глубиной и убедительностью образов. Психологически сложен прежде всего образ самой Эмилии. Лессинг рисует ее чистой, самоотверженной и в то же время наделяет внутренней слабостью, неуверенностью в себе. Больше смерти Эмилия боится соблазна: «Соблазн — вот настоящее насилие!» Типическим является образ фаворита Маринелли, готового на любую подлость в своем стремлении угодить принцу. Убедителен и характер графини Орсины, которую уязвленная женская гордость делает обличительницей гнусностей и разврата, царящих при дворе.

Бесспорной удачей Лессинга явился образ принца. Драматург намеренно изобразил его обычным человеком, а не исчадьем ада. Он не лишен обаяния, тонко чувствует искусство, уважает и ценит порядочность. И тем страшнее последствия его поступков. Трагедия подводила к мысли, что неограниченная, деспотическая власть пскажает, уродует душу человека. Она была исполнена протеста против тирана, узурпации естественных прав личности и именно так воспринималась молодым поколением (не случайно гётевский Вертер в ночь перед самоубийством будет читать «Эмилию Галотти»).

«Эмилия Галотти» создавалась в Вольфенбюттеле, где Лессинг заведовал библиотекой герцога Брауншвейгского. Удушливая атмосфера маленького немецкого княжества усугубила духовное одиночество писателя, но ничто не могло остановить его свободную мысль.

Последние годы жизни Лессинга полны глубоких философских раздумий. В 1778 г. он написал серию блестящих статей, составивших книгу «Анти-Геце». Полемизируя с ярым реакционером пастором Геце по поводу публиковавшихся Лессингом сочинений философа-деиста Реймаруса, автор отстаивает свободу мысли и веротерпимости, выражает свои взгляды на исторические религии как на последовательные ступени в развитии человечества. Религия не вечна, появившись в определенную эпоху, она отомрет со временем.

Вмешательство герцога вынудило Лессинга замолчать. И все же последнее слово осталось за ним («Воспитание рода человеческого», 1780; «Натан Мудрый», 1779).

«Воспитание рода человеческого» — сто тезисов о нравственном прогрессе человечества. История представляется писателю как процесс интеллектуального и морального совершенствования. В жизни человечества, как и отдельного человека, есть свое детство, юность и зрелость.

На первых стадиях руководителем человечества является религия. Детству соответствует Ветхий завет, юности — Новый завет. В христианстве бог теряет сверхъестественный облик, очеловечивается. Постепенно, по мере приближения к зрелости, религия уступает место свободному разуму, подлинной человечности. В художественной форме эти же идеи выражены в пьесе «Натан Мудрый».

«Натан Мудрый» — последняя великая драма Лессинга, исполненная подлинно просветительского гуманистического пафоса. Драматург использовал в ней тот способ типизации, когда каждый образ становится воплощением определенной идеи.

Герой пьесы еврей Натан — олицетворение мудрости, благородства, ясности ума, человечности, которую не могут уничтожить никакие гонения и потрясения. Его вера в человека выше любых религиозных и национальных предрассудков: в человеке ему дорог прежде всего человек. Натану противостоит фанатичный патриарх иерусалимский, возводящий принципы христианства в человеконенавистническую доктрину.

В этом образе Лессинг выразил свою страстную ненависть к клерикалам, ко всякого рода религиозной нетерпимости. От слепого в своем фанатизме партиарха скрыт истинный смысл происходящего. Он требует расправы над Натаном, воспитавшим как собственную дочь христианского ребенка. Натан же учит благородству и человечности, рассказывая султану Саладину, желающему испытать его мудрость, знаменитую притчу о трех кольцах. Не так ли бесполезно искать ответ на вопрос, чья вера истинна, как бесполезно пытаться различить три одинаковых кольца, тем более что все они, скорее всего, поддельны?

Истинна только совесть человека, только бескорыстная любовь людей друг к другу. Обнаруживающееся в конце пьесы кровное родство султана, рыцаря-храмовника и воспитанницы Натана выступает как метафора грядущего братства людей, мечта о «зрелом возрасте» человечества, когда «восторжествует право разума над правом меча».

Знаменательно, что в 1945 г., после крушения нацизма, Немецкий театр им. М, Рейнгардта в Берлине открыл свою деятельность постановкой «Натана Мудрого».

Предыдущая запись Немецкая литература 18 век
Следующая запись Иоганн Кристоф Фридрих Шиллер

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика