Иоганн Кристоф Фридрих Шиллер

43

Свободолюбивый дух Шиллера

Иоганн Кристоф Фридрих Шиллер (1759—1805) навсегда вошел в историю мировой культуры как пламенный защитник свободы человеческой личности и всего человечества. В его творчестве общечеловеческое, органически соединяясь с национальным, всегда стояло на первом месте. Свободолюбивый дух Шиллера сформировался в условиях поразительной общественной и личной несвободы, вопреки пытавшейся сломить его судьбе.

Шиллер родился в Марбахе-на-Неккаре (владения герцога Вюртембергского) в семье военного фельдшера. В 1773 г., после окончания латинской школы, он становится учеником военной Карлсшуле в Штутгарте, где получает разностороннее образование.

В 1781 г. написана его первая пьеса «Разбойники», после премьеры которой в Мангейме 13 января 1782 г. стало ясно, что в литературу пришел талантливый драматург. Но всего лишь за одну поездку в Мангейм герцог посадил поэта под арест. И тогда Шиллер, помня о трагической судьбе Шубарта, решается на побег. 22 сентября 1782 г. начинаются его скитания, борьба за существование, обретение самостоятельного пути в литературе.

Талант Шиллера удивительно многообразен. За свою сорокапятилетнюю жизнь он проявил себя как выдающийся поэт, драматург, прозаик, историк, философ. Художественный метод Шиллера отразил всю сложность литературного процесса конца XVIII в., в нем переплелись черты сентиментализма, просветительского реализма, классицизма, тенденции романтизма. Первый период его творческой деятельности связан с движением «Бури и натиска». Ярким образцом штюрмерской драматургии стали его «Разбойники». И хотя в дальнейшем литературоведы будут говорить о некоторой неестественности ситуаций, недостаточной разработанности характеров, драма поразила зрителей прежде всего тем, что отражала реальную жизнь, насущные проблемы немецкой действительности.

Пьеса построена в духе эстетики «Бури и натиска», на резких контрастах, проявившихся и в основных конфликтах, и в образной системе, и в самой речи персонажей. Главный конфликт «Разбойников» — конфликт между смелой, свободолюбивой личностью и трусливым, отравленным духом подлости и торгашества обществом. Карл Моор — типичный штюрмерский герой, «бурный гений», одиночка, решившийся на бунт против всего общества. С гневом клеймит он свой постыдный век: «Пропади он пропадом, этот хилый век кастратов, способный только пережевывать подвиги былых времен» (перевод Н. Man). Став разбойником, Карл Моор борется против ненавистного ему порядка, пытается в одиночку восстановить справедливость. Его идеал — республиканские Греция и Рим, исполненные гражданской доблести герои Плутарха.

Основной конфликт имел социальный характер, но в силу условий Германии Шиллер не мог показать реальные столкновения своего героя с сильными мира сего (зритель лишь узнает о них из речей Карла и других персонажей). Поэтому движущей пружиной действия становится конфликт между двумя братьями — конфликт личный, но имеющий глубокий общественный и философский смысл. Образы Карла и Франца контрастно противопоставлены. Если Карл воплощает в себе лучшее, смелое, вольнолюбивое начало, которое сохранилось еще в филистерской Германии, то Франц является примером уродств старой, отжившей Германии. Деспот по своей природе, он добивается своих целей подлостью, хитростью, вероломством. Для него не существует нравственных законов, собственное «я» он ставит превыше всего. По-своему сильная личность, Франц одержим одной лишь жаждой власти и готов убрать с дороги всех, кто ему мешает, даже родного отца. Противоборство двух братьев предстает как противоборство двух жизненных позиций.

Однако и натура Карла Моора полна контрастов, внутренних противоречий. Эмоциональное в нем берет верх над рациональным: па открытый протест его толкает прежде всего личная обида — проклятие отца. С крахом семейной гармонии для него рушится и гармония всего миpa, oн готов обратить свою ненависть против всего рода человеческого: «О, я хотел бы отравить океан, чтобы из всех источников люди впивали смерть!» Шиллер показывает, как постепенно нарастает конфликт Карла с самим собой и с остальными разбойниками. Карл не грабит, он мстит. Но постепенно герой с ужасом осознает, что жертвами его мести (пусть лишь руками его подопечных) невольно становятся и невиновные: «Но детоубийство? Убийство женщин? Убийство больных? О, как тяжко гнетут меня эти злодеяния!» Став невольной причиной смерти отца, в отчаянии убив возлюбленную, Карл в финале решает добровольно сдаться властям. Герой отрекается не от самой идеи справедливости, а от избранного им пути. Шиллер развенчивает индивидуалистический бунт, показывает его бесперспективность.

В духе художественных устремлений «бурных гениев» выдержан и язык «Разбойников»: эмоционально перенасыщенный, страстный, содержащий множество восклицаний, он контрастно сочетал высокую патетику и разговорный стиль, даже просторечие. В «Разбойниках», как ни в одном произведении немецкого Просвещения, открыто выразился руссоистский идеал республиканизма и народовластия. Не случайно именно за эту драму Шиллер будет в годы Французской революции удостоен почётного звания гражданина Республики.

Республиканские настроения отразились и в следующей драме Шиллера — «Заговор Фиеско в Генуе» (1782). Но подлинной вершиной штюрмерского периода его творчества по праву считается «Коварство и любовь» (1783). Это — трагедия социальная, политическая, хотя главной в ней является любовная интрига.

Пьеса построена на столкновении двух миров: феодального, деспотического, мира лжи и коварства — и третьесословного, мира простых и честных людей, мира любви. Первый из них представляет не появляющийся на сцене, но незримо присутствующий герцог, жестокий и властный президент фон Вальтер, сплетник и болтун фельдмаршал фон Кальб, личный секретарь президента, угодливый и пресмыкающийся Вурм. В противоположном лагере — семья скромного учителя музыки Миллера, исполненные чувства высокого человеческого достоинства отец и дочь, а также сын президента Фердинанд, человек передовых убеждений, питающий отвращение к аристократической среде.

Пьеса написана в соответствии со строгими законами драматургического искусства. Действие развивается стремительно, причем характеры героев выявляются прежде всего в их поступках. Все сюжетные линии туго стянуты в узел одного главного конфликта. Дочь бедного музыканта Луиза и сын президента Фердинанд любят друг друга. Их чистая, прекрасная любовь преодолевает сословные барьеры. Но в самой идиллии любви уже заключено предчувствие близкой трагедии. Силы коварства начинают свою невидимую работу. Президент Вальтер, пришедший к власти ценой преступления, решает женить сына на леди Мильфорд, фаворитке герцога, и тем самым упрочить свое положение. Низкий и коварный Вурм, отвергнутый Луизой, расчетливо спешит донести президенту о любви Фердинанда и Луизы. Сцена появления разъяренного президента в доме бедного учителя — одно из самых ярких выражений бюргерского самосознания и бюргерского бесправия. Фердинанд полон решимости защищать свою любовь:

«Нет, я разрушу его коварство, я порву железные цепи предрассудков, я выберу, кого хочу, как подобает мужчине, и пусть у мелких людишек закружится голова при взгляде на великий подвиг моей любви!» (перевод Н. Любимова).

Но Фердинанд не смог до конца оценить всю силу коварства: когда не удалось прямое насилие, пускается в ход насилие изощренное — клевета. Оклеветана Луиза, и оскорбленный, поверивший клевете Фердинанд лишает жизни и ее, и себя. Любовь погибает в царстве лжи, насилия, коварства. Пьеса звучала как гневный протест против уродливой действительности, против деспотизма, узурпации естественных прав личности. В ней прекрасно была воссоздана душная атмосфера карликового немецкого государства, феодального гнета, попрания человеческого достоинства.

«Дон Карлос» (1787) —первая историческая драма Шиллера, ставшая переходной от штюрмерского к новому этапу творчества. Новые идеи сказались уже в самой форме пьесы: на смену экспрессивной, подчас грубоватой прозе приходит классический ясный стих. Действие происходит в Испании начала XVII в., предстающей как зловещий символ всего феодального мира. Дон Карлос, сын жестокого и властного Филиппа II, решает стать на сторону восставших Нидерландов. Кроме того, Дон Карлос — соперник Филиппа в любви: он любит королеву Елизавету, ранее предназначавшуюся ему в жены. Король подозревает жену и сына в измене.

Дух свободолюбия, ненависти к тирании поддерживает в Карлосе его друг и мудрый наставник маркиз Поза. Он свято верит в человеческий прогресс, в неизбежность победы гуманных идей и пытается воздействовать на разум и совесть короля. Маркиз Поза уповает не на бунт, а на преобразования, осуществленные мудрым монархом. В знаменитой сцене аудиенции он бесстрашно убеждает Филиппа в том, что самодержавие противно естественным законам: «Всмотритесь в жизнь природы. // Ее закон — свобода» (перевод В. Левина). В противоположность Карлу Моору, собственными руками убивавшему жестоких помещиков, мечтатель-гуманист Поза бросается на колени перед королем со страстным призывом даровать подданным свободу мысли.

Но Шиллер показывает крушение планов Позы, который осознает неосуществимость своих идеалов в современных ему условиях:

«Нет, для моих священных идеалов // Наш век еще покуда не созрел. // Я гражданин грядущих поколений».

Благородный маркиз Поза гибнет, чтобы спасти Карлоса. Однако Дон Карлос, потрясенный гибелью друга, самоотверженно отказавшийся от любви, тоже обречен: Филипп передает сына в руки инквизиции.

Сложен и неоднозначен образ Филиппа. Он не является абстрактным воплощением зла, способен по достоинству оценить высокие моральные качества маркиза Позы. Шиллер изображает деспотизм не как власть одного человека, но как многовековой сложный механизм подавления свободы человеческой личности. Именно поэтому в финале пьесы появляется одна из ключевых ее фигур — Великий Инквизитор, перед которым король вынужден держать ответ за то, что поддался речам Позы, «возжаждал человека». По своему тираноборческому, антиклерикальному пафосу «Дон Карлос» тесно связан с ранними пьесами Шиллера. Но в нем уже содержались черты будущей программы «веймарского классицизма», и прежде всего идея преобразования мира путем воспитания прекрасного человека.

К середине 80-х гг. Шиллер отказывается от принципов «Бури и натиска». Отголоском бунтарских настроений и светлой надеждой на будущее прозвучало знаменитое стихотворение «К радости» (1785), вдохновившее Бетховена (оно венчает его Девятую симфонию). Ода отразила великую веру поэта в Человека, в грядущее братство людей.

После завершения «Дон Карлоса» наступает десятилетний перерыв в драматургическом творчестве Шиллера. Это время глубокого осмысления философских и эстетических проблем, время прямого обращения к истории. Исторические работы Шиллера «История отпадения Соединенных Нидерландов» (1788) и «История Тридцатилетней войны» (1789) проникнуты верой в прогресс человечества; в то же время история предстает в них в идеалистическом освещении, как история сильных личностей.

Сложным и противоречивым было отношение Шиллера к Великой французской революции. Приветствуя ее вначале, он затем осуждает якобинскую диктатуру. Поэт все больше склоняется к мысли о том, что главную роль в преобразовании мира играет не политическая борьба, а эстетическое воспитание человека, сами понятия борьбы и свободы переносятся во внутренний мир человека.

Не случайно именно в разгар якобинской диктатуры появляется важнейшая теоретическая работа Шиллера «Письма об эстетическом воспитании человека» (1793—1795). Поэт убежден, что «путь к свободе ведёт только через красоту». Так закладывается одна из важнейших теоретических основ «веймарского классицизма». Большое влияние на создание эстетической программы Шиллера оказал Кант «критического» периода (прежде всего его «Критика способности суждения», 1790). В конечном итоге Шиллер подменяет реальное бытие «царством эстетической видимости», однако пытается преодолеть субъективизм Канта, показать объективные критерии искусства, его действенную роль. Его программа далека от эстетизма. Поэта всегда волновали судьбы родины и человечества.

В 1794 г. Шиллер обратился к Гёте с предложением совместно издавать журнал «Оры». Так начинается дружба двух художников. Их тесное творческое сотрудничество было одинаково плодотворным для обоих, несмотря на различия в их мировоззрении (кантианец Шиллер не принимал материализма Гёте). Под влиянием Гёте и была написана вторая теоретическая работа Шиллера «О наивной и сентиментальной поэзии» (1795), содержавшая историческое понимание развития поэзии и давшая затем толчок к формированию романтической эстетики.

1797 г. вошел в историю литературы как «балладный год» в творчестве обоих поэтов. Именно в этом году Шиллер написал большинство знаменитых баллад, мастерски переведенных на русский язык В. А. Жуковским: «Кубок», «Перчатка», «Поликратов перстень», «Ивиковы журавли», «Рыцарь Тогенбург» и др. Шиллер обновляет жанр баллады, добиваясь необычайной яркости и пластичности в воссоздании исторической обстановки, достигая высокого психологизма в изображении характеров. В балладах в полной мере сказалось и мастерство драматурга: в основе каждой из них лежит острый драматический конфликт. Созданные на материале античных и средневековых легенд, баллады отличаются притчевым характером. Их главная проблематика — нравственная, философская, эстетическая. Так, знаменитые «Ивиковы журавли» утверждали бессмертие и великую нравственную силу искусства, заставляющего трепетать убийц.

После десятилетнего перерыва Шиллер вновь обратился к драматургии. Он начал работу над давно задуманной трилогией о Валленштейне, полководце Тридцатилетней войны. Ее отличают грандиозность замысла, масштабность событий, острота исторических конфликтов. В «Прологе» поэт указывал, что главная его задача — перенести зрителей «Из повседневности мещанских дел // На более высокую арену, // Достойную великого столетья» (перевод Л. Гинзбурга). В центре трилогии — проблема сильной личности, её ответственности перед временем и народом. Первая часть («Лагерь Валленштейна», 1797) представляет собой своеобразную экспозицию и дает широчайший исторический, народный фон событий. Главный герой этой пьесы — солдатская масса, которая славит великого полководца. Вторая часть («Пикколомини», 1798) изображает самого Валленштейна и его приближенных, а также те интриги, которые плетутся против главного героя венским императорским двором.

Организатором заговора против Валленштейна становится Октавио Пикколомини. Двое других соратников полководца — граф Терцки и Илло — толкают его на союз со шведами. Валленштейн дает им резкую отповедь, он думает не о собственной выгоде, но о судьбе родины. Тем не менее он все же вступает на скользкий путь интриг. Валленштейн слишком честолюбив и самонадеян, в самом себе видит вершителя судеб народа. В итоге он становится жертвой заговора («Смерть Валленштейна», 1799).

В трилогии важна не только историческая, но и нравственная проблематика. Поэтому большое значение в ней приобрел вымышленный образ Макса Пикколомини. Как и маркиз Поза, он «гражданин грядущих поколений», он мечтает о подлинном мире и царстве разума, беззаветно предан Валленштейну и столь же беззаветно любит его дочь Тэклу. Страшным потрясением оказывается для Макса открытие, что и его кумир не остался в стороне от интриг и честолюбивых замыслов. Он и Тэкла — прекрасный «островок» разума, чистоты и благородства в мире смуты и хаоса. Сам Валленштейн чувствует, что с уходом Макса он лишился лучшей части собственной души. Все прекрасное гибнет в этом мире: сознательно ищет смерти на поле боя Макс, вслед за ним решает уйти из жизни Тэкла. Эти герои — воплощение благородных устремлений века Просвещения, с позиций которого Шиллер осуждает кровавое безумие Тридцатилетней войны.

Перу Шиллера принадлежат также драмы, в которых исследование законов человеческого сердца сочетается с глубоким знанием эпохи,— «Мария Стюарт» (1800), «Орлеанская дева» (1801), «Мессинская невеста» (1803). В трагедии «Мария Стюарт» драматург не стремится воссоздать достоверно точные образы двух королев — Марии Стюарт и Елизаветы I.

Его волнуют прежде всего характеры, а не политические концепции (хотя в уста Марии поэт вкладывает резкую и точную характеристику английского общества XVI ст.). Он противопоставляет гордое самосознание Марии, ее свободолюбие лицемерию и жестокости Елизаветы. Шиллер героизирует Марию, воплощая в ней страстный протест против любого насилия над человеческой личностью. Он показывает эволюцию своей героини, которая постепенно идет к внутреннему очищению: осознав свои прежние преступления, она обретает духовную свободу, одерживает над собой нравственную победу.

Последняя законченная пьеса Шиллера — «Вильгельм Телль» (1804), подлинно историческая драма, посвященная швейцарскому народному восстанию против австрийского ига в начале XIII в. Легендарным героем этого восстания был охотник Вильгельм Телль, убивший имперского наместника Геслера, но центральным героем драмы становится прежде всего народ. Ключевое значение имеет знаменитая сцена на Рютли, в которой представители трех швейцарских кантонов дают клятву совместно бороться против захватчиков: «Один народ, и воля в нас едина» (перевод Я. Славятинского). Знаменательно, что двигателем прогресса является здесь уже не выдающаяся личность, не герой-одиночка, но именно народ, который определяет ход исторических процессов. Осталась незаконченной пьеса из русской истории «Димитрий», продолжавшая цикл великих исторических драм: смерть настигла поэта с пером в руках 9 мая 1805 г.

Творчество Шиллера оказало огромное воздействие на развитие мировой культуры, в том числе и русской. К нему не раз обращались Пушкин, Белинский, Герцен, Достоевский. Пьесы Шиллера пользовались огромным успехом у русского зрителя. Революционный пафос его «Разбойников», «Коварства и любви» оказался глубоко созвучным новому, революционному времени (они ставились на фронтах гражданской войны).

Знаменательно, что созданный в 1919 г. в Петрограде по инициативе Горького и Блока Большой драматический театр открылся постановкой пьесы «Дон Карлос». Стихотворения и баллады Шиллера переводили выдающиеся русские поэты Г. Р. Державин, В. А. Жуковский, М. Ю. Лермонтов, А. А. Фет, Ф. И. Тютчев, Л.Н. Мей, М. Л. Михайлов, В. С. Курочкин, в советское время — Н. А. Заболоцкий. На белорусский язык баллады Шиллера перевел Ю. Гаврук, драму «Вильгельм Телль» — поэт А. Дудар.

 

Предыдущая запись Эфраим Лессинг
Следующая запись Иоганн Вольфганг Гёте

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика